Эдвард Сноуден выпустил приложение для защиты от слежки. Зачем оно вам? Сноуден очки


Сноуден о пропаганде, взломе больниц в России и мудрости Сталина

О запугивании законом

Сноуден в России уже год. Он ходит в местные продуктовые магазины, где никто не узнаёт его, постепенно учит язык. Он живёт в Москве, которая чище Нью-Йорка и интереснее Вашингтона, но в то же время ведёт скромный образ жизни, пытаясь как можно реже появляться на улицах этого дорогого города.

Сноуден носит бейсболку, очки Burberry, светло-голубую рубашку почти на размер больше, чем нужно, и тёмные джинсы. Из обуви — лоферы Calvin Klein. Его козлиная бородка, нелепые линзы очков и туго затянутый широкий ремень делают его похожим на первокурсника. В большинстве случаев прохожие не замечают его и не обращают на него никакого внимания.

Чаще всего Сноудена узнают в компьютерных магазинах. Тогда он подносит указательный палец к губам и просит узнавшего его человека не поднимать шум.

Нельзя позволить, чтобы закон стал орудием политической борьбы, чтобы законом запугивали тех, кто борется за свои права. Ради этого я готов отправиться в тюрьму.

О слепоте спецслужб

Перед тем, как скрыться с похищенными им секретными документами АНБ, Эдвард Сноуден оставил в системе спецслужб «следы», которые должны были позволить его руководству понять истинные масштабы утечки. Тем не менее, по словам Сноудена, никто в АНБ и ЦРУ так до сих пор и не знает, сколько документов на самом деле пропало и какие из них могли и всё ещё могут оказаться в руках журналистов. Слухи о новом сотруднике АНБ, сливающем материалы прессе, Сноуден комментировать отказался.

Правительство США бросается нелепыми цифрами о количестве похищенных мной файлов. Но они не знают, что я на самом деле взял. В каждом их заявлении есть скрытый подтекст: «Вот дерьмо».

Об Ираке и пропаганде

Попав в компьютерное подразделение американских спецслужб, Сноуден вскоре оказался в Женеве, где США в то время собирали информацию о работе швейцарской банковской системы. Его приписали к миссии ООН, выдали дипломатический паспорт и поселили в огромном доме с четырьмя спальнями, расположенном у большого озера.

Именно там, в Женеве, Сноуден впервые столкнулся с теми моральными ограничениями, с которыми имеют дело сотрудники спецслужб. Агентов повышали в зависимости от того, сколько людей они завербуют. Поэтому, в погоне за новым званием, никто особенно не заботился о качестве завербованных. Множество банкиров достаточно было просто как следует напоить, чтобы они согласились работать на американские спецслужбы. Впереди Сноудена ждала командировка в Японию и перевод на Гавайи.

После 11 сентября я верил всему, что говорили насчёт Ирака и оружия массового поражения. Я верил, что правительство не будет обманывать нас. Верил, что операция в Ираке нужна, чтобы освободить угнетённых. Поэтому я пошёл в армию добровольцем.

О взломе больниц в России

Сноуден утверждает: спецслужбы заверяют общество, что следить за интернетом нужно для обеспечения безопасности. Но чтобы отслеживать в сети абсолютно всё, нужно идти на нарушение конституции, получать доступ к конфиденциальной информации без ордера и перехватывать данные невиновных пользователей только на том простом основании, что кто-то кого-то подозревает. В итоге, считает бывший спецагент, они просто хотят следить за всеми. Всегда.

Мы взламываем сайты университетов и больниц, атакуем объекты городской инфраструктуры. При этом у хакеров по другую сторону есть возможность скрывать истинное место, из которого ведётся атака. Предположим, США подвергаются взлому из Китая, но выглядит всё так, будто это взлом из России. И вот мы уже взламываем в ответ какую-то российскую больницу.

О неизбежности наказания

Эдвард Сноуден уверен, что в Москве американские спецслужбы следят за ним постоянно. Возможно, считает он, им не удаётся обнаружить его геолокацию, но они совершенно точно отслеживают с кем он общается онлайн.

Я не стремлюсь к саморазрушению. Я постоянно меняю компьютеры и электронные адреса. Но я знаю, когда-нибудь я ошибусь, и они настигнут меня. Когда-нибудь это случится.

О забывчивости общества и Сталине

По словам Сноудена, сейчас у человечества есть все необходимые технологии, чтобы покончить с массовой слежкой раз и навсегда. Для этого шифрованием должны начать пользоваться по всему миру, по умолчанию. До тех пор, пока этого не будет сделано, остаётся разве что цитировать Иосифа Сталина, удивляясь, почему личные свободы граждан волнуют прессу меньше, чем переписка в телефоне канцлера ФРГ.

Одна смерть — это трагедия, а миллион смертей — это статистика. Прослушка Ангелы Меркель — это большой скандал, а нарушение прав 80 миллионов человек — никому не интересная история.

Что касается дальнейших разоблачений, говорит Сноуден, вопрос не в том, когда кто-то решится «слить» новые секретные документы, а в том, что мы будем после этого делать и как на это отреагируем.

Держись, Эдвард,Виктор Степанов,TJournal

tjournal.ru

советы от Ассанжа, Сноудена и Цукерберга по спасению от слежки — РТ на русском

Бывший сотрудник АНБ Эдвард Сноуден призвал владельцев почты на Yahoo немедленно удалить свои аккаунты — оказалось, что сервис без ведома пользователей открыл доступ государственным службам, чтобы они могли прочёсывать письма в поисках необходимых данных «по определённому набору символов». Удаление ящика электронной почты может показаться советом параноика, но на деле эксперты в области безопасности — Эдвард Сноуден, Джулиан Ассанж, Марк Цукерберг и Джейкоб Эпплбаум — скрываются от слежки куда более изощрёнными способами. Почему прятать мобильник в морозилку и постоянно уничтожать любую информацию не стыдно — в материале RT.

Сноуден и защита морозилкой

Эдвард Сноуден первым раскрыл подробности тотальной слежки со стороны американских спецслужб за людьми по всему миру, что, безусловно, объясняет его параноидальные привычки.

Во время встречи с журналистом издания The Guardian Гленном Гринвальдом Сноуден принял крайне странные для обычного человека меры по защите от прослушки: как только журналист переступил порог гостиничного номера, в котором остановился информатор, все щели под дверьми были заложены подушками, а мобильные телефоны отправились в морозилку.

Помимо этого, в ходе встречи неоднократно использовался большой красный плед — им Сноуден укрывался с головой в те моменты, когда вводил пароли на ноутбуке.

Цукерберг и антишпионский скотч

Во время одного из выступлений в прямом эфире Facebook глава соцсети Марк Цукерберг подошёл к своему рабочему столу и на фоне ноутбука беседовал со зрителями. Вскоре после трансляции весь мир узнал, что создатель крупнейшей социальной сети (а по совместительству — огромного хранилища личной информации миллиардов людей) борется с компьютерными хакерами с помощью скотча.

Цукерберг плотно заклеил не только глазок веб-камеры, но и небольшое отверстие для микрофона.

Вместе с главой Facebook сходные меры безопасности принимают, к примеру, 23% российских пользователей интернета: по данным «Лаборатории Касперского», каждый четвёртый россиянин боится «подсматривания» хакеров, но забывает про «подслушивание» через микрофон.

Несмотря на кажущуюся абсурдность, подобные методы защиты одобряет даже глава ФБР Джеймс Коми — в своём недавнем интервью он посоветовал заклеивать и веб-камеру, и микрофон и добавил, что многие правительственные чиновники поступают именно так.

Взлом веб-камеры — довольно распространённое явление, причём касается оно не только публичных персон. При этом масштабы причинённого вреда весьма различны: одни злоумышленники могут просто развлекаться, наблюдая за частной жизнью случайных людей, а другие вычисляют, когда хозяева ноутбука отсутствуют, где в квартире лежат деньги и чем ещё можно поживиться.

Ассанж и армия анонимов

Давний обитатель посольства Эквадора в Лондоне, главный редактор сайта WikiLeaks Джулиан Ассанж приучил всех информаторов, а заодно и обычных пользователей сети, к мысли, что традиционные почтовые сервисы от крупных корпораций вроде Google и Yahoo ни в коем случае не нужно использовать для передачи и хранения важных документов.

Чтобы информаторы чувствовали себя в безопасности, WikiLeaks приобрёл сеть доменов-прикрытий для широкой публики, а также призвал использовать интернет-кафе и другие публичные места с открытой беспроводной сетью.

Используя защищённые почтовые сервисы и общественные места для соединения с интернетом, потенциальные информаторы могут сохранить анонимность — то, за что борется Ассанж всю свою жизнь.

Эпплбаум и обман спецслужб

Давний друг Джулиана Ассанжа и одна из ключевых фигур проекта Tor (программное обеспечение для анонимизации пользователей) Джейкоб Эпплбаум при встрече с агентами американских спецслужб продемонстрировал способ, который помог ему уберечься от взломов.

На хакерском слёте в гостинице Нью-Йорка, помимо любителей взломов и защитников свободы информации, появились сотрудники ФБР, которые дожидались выхода Ассанжа. Вместо него на тёмной сцене появился Эпплбаум (по его рассказам, за ним и так постоянно следили, изымали технику и окружали его дом агентами, вооружёнными приборами ночного видения) и с порога заявил, что в его карманах — немного наличности, Билль о правах человека и водительские права.

  • © jacob-appelbaum.tumblr.com

Отсутствие мобильного телефона, ноутбука или каких-либо средств связи сделало бы задержание Эпплбаума бессмысленным. И именно об этом твердят многие специалисты по безопасности: чтобы передать крайне важную информацию и полностью обезопасить себя от слежки, достаточно избавиться от любых электронных носителей. Правда, для максимальной анонимизации некоторые эксперты советуют выезжать ночью в лес или поле, но подобным директивам будет следовать уже далеко не каждый информатор.

Анастасия Евтушенко

russian.rt.com

Герой или предатель: правда и вымысел в "Сноудене"

15 сентября в российский прокат вышел фильм Оливера Стоуна "Сноуден" об известном разоблачителе американских спецслужб. Лайф посмотрел картину и выяснил, что в фильме правда, а что — вымысел.

Экранизация жизни экс-шпиона ЦРУ уже успела засветиться в скандале. Фильм базируется на полуавтобиографическом романе "Время спрута", написанном адвокатом Сноудена Анатолием Кучереной. Согласно информации The New York Times, последний был уличён в манипулировании голливудским режиссёром, заставив Стоуна купить за баснословную сумму (по данным Wikileaks, $1 млн) права на адаптацию его книги взамен на доступ к своему клиенту, тогда как сам именитый режиссёр не собирался экранизировать книгу Кучерены. Адвокат эту информацию опровергает. Как бы то ни было, источником для фильма также служит книга журналиста The Guardian Люка Хардинга "Файлы Сноудена", а сам Кучерена лично появляется в картине с весьма запоминающимся камео.

"Сноуден" фокусируется на биографии экс-сотрудника ЦРУ до того, как его разоблачения о повсеместной слежке США прогремели на весь мир. В фильме показаны его отношения с девушкой Линдси Миллс, а фабула затрагивает моменты жизни шпиона со служения в армии до передачи секретных файлов журналистам в Гонконге. Сам Сноуден после просмотра фильма заявил, что картина довольно верно отображает его жизнь. Надо понимать, что новое творение Стоуна — художественный, а не документальный фильм (лучше тогда посмотреть оскароносный "Гражданин четыре" Лоры Пойтрас), в фильме некоторые реальные события искажены для усиления драматизации. Предлагаем разобраться, какие. Внимание: спойлеры.

Личность Сноудена

Джозефу Гордону-Левитту, исполнившему заглавную роль, удалось довольно точно передать манеры, а особенно голос известного шпиона. Это подтверждают как критики, так и сам Сноуден. Для подготовки к роли актёр проигрывал перед сном записи со своим персонажем, чтобы лучше их перенять. Однако в фильме главный герой всё время носит очки, что не совсем соответствует действительности. Сам Сноуден в жизни их не носит, предпочитая надевать их только для публичных выступлений дабы "сохранить какую-то часть своей личности для себя".

Перелом ног

В фильме показано, что Эдвард Сноуден ломает обе ноги, неудачно спрыгнув утром с кровати в один из дней армейской подготовки. В целом этот факт, из-за которого экс-шпиону пришлось закончить армейскую службу, верен. Однако инцидент произошёл во время одной из тренировок, а не в случае нелепой случайности.

Хэнк Форрестер

Во время прибытия в лагерь для обучения новых рекрутеров Сноуден знакомится с потерявшим себя сотрудником АНБ, который выступает ментором для будущих сотрудников агентства. По предположению Business Insider, герой, сыгранный Николасом Кейджем, основан на другом известном разоблачителе госструктур — Уильяме Бинни. После 30 лет службы в АНБ он предал гласности информацию о деятельности агентства и не раз выступал с критикой администраций как Буша, так и Обамы из-за вопросов приватности. Как и Форрестер, Бинни положительно оценил то, что сделал Сноуден.

Корбин О'Брайен

Один из боссов в АНБ, которого сыграл Рис Иванс, — полностью выдуманный персонаж. Именно он нанимает Сноудена на службу в ЦРУ и содействует своему протеже на протяжении всей его карьеры. Стоун вдохновился романом "1984" ещё в детстве, поэтому очевидно, что имя персонажа было дано в честь главного антагониста книги Джорджа Оруэлла. В фильме О'Брайен предстаёт собирательным образом, воплощающим Большого Брата в лице правительства.

База АНБ на Гавайях

В фильме показаны зарисовки работы Сноудена в филиале АНБ в Оаху, Гавайи. Именно это место стало последним в карьере для будущего разоблачителя. Первое, что бросается в глаза, — это само устройство здания: ни дверей, ни ключей, между отделами — стеклянные перегородки, как в обычном офисе. При этом команды, отвечающие за разные задачи — Сноуден осуществляет защиту сетей от китайских хакеров, а команда рядом взламывает инфраструктуры КНР, — могут спокойно общаться и быть в курсе дел друг друга. В действительности же сотрудники, занятые в секретных проектах государственного масштаба, могут даже не знать, чем занимаются их соседи. К тому же вряд ли они могли построить такие тёплые отношения и даже прикрывать Сноудена, заподозрив что-то неладное, как сделал один из персонажей в фильме. Согласно последнему расследованию, информатора и вовсе называют склочным коллегой.

Кубик Рубика

По сценарию Сноудену удаётся пронести файлы под грифом "Секретно" в SD-карте, спрятанной в обычном кубике Рубика. Эта кульминационная сцена также отражена в трейлере. Конечно, это фантазия кинематографистов. Однако не в чистом виде их. Как рассказал Оливер Стоун на пресс-конференции Comic-Con, подобную деталь порекомендовал сам прототип картины.

На самом деле Сноуден никогда не рассказывал, как именно ему удалось незаметно для всех вынести секретные документы. По информации Reuters, экс-сотрудник ЦРУ собирал информацию для разоблачения задолго до своей работы на Гавайях: он начал сохранять данные, работая ещё в Dell, с апреля 2012 года, — за год до передачи документов журналистам в июне 2013 года.

Примечательно, что кубик Рубика всё же сыграл какую-то роль во всей этой истории: именно по нему документалист Лора Пойтрас в жизни нашла Сноудена при первой встрече.

"Я больше не имею доступа к секретным данным"

Эту фразу в фильме произносит главный герой и удаляет всё содержимое со своего лэптопа. Доподлинно неизвестно, обладает ли Сноуден лично ещё какой-либо информацией касательно спецслужб: как сообщается, экс-сотрудник ЦРУ мог унести с собой 1,77 млн секретных документов АНБ, тогда как Пойтрас и Гринвальду было передано около 200 тыс. файлов. Если и имеются неопубликованные материалы, то их местонахождение неизвестно.

Программы слежения

При этом в фильме довольно доступно и верно показана суть некоторых программ АНБ. К примеру, картина наглядно объясняет, зачем всё-таки надо клеить скотч на камеру ноутбука. В одной из сцен коллега Сноудена Сол показывает новоиспечённому шпиону, как американские спецслужбы могут получить доступ к любой камере и таким образом подглядывать за гражданскими. В 2014 году СМИ рассказали о программе Optic Nerve Центра правительственной связи Великобритании, органа радиоэлектронной разведки. Утверждалось, в частности, что спецслужбы могли перехватывать записи вебкамер через приложение Yahoo.

Также в картине точно передана работа программы XKeyscore — в своём роде поисковая система для чтения и прослушивания всех интернет-коммуникаций: имейлов, постов в соцсетях, сессий в чатах и прочее. XKeyscore позволяет аналитику АНБ искать людей по почте, телефону, IP-адресу или ключевому слову. Похожие функции выполняла и программа PRISM, благодаря которой американские спецслужбы имели доступ к серверам Microsoft, Google, Facebook, Yahoo, Apple и т.д.

Heartbeat и Epic Shelter, показанные в фильме, были действительно созданы Сноуденом.

Найденная уязвимость

Согласно "твиттеру" Сноудена, такие события имели место быть и в жизни. Он сообщил начальству о найденной уязвимости в сетевой инфраструктуре агентства, однако взамен получил выговор.

Неавторизованный доступ 

По словам бывших коллег Сноудена, информатор всё же просматривал программы и документы, на которые он не имел права доступа. Для этого он пользовался чужими паролями. Сам экс-шпион это отрицает, в фильме этот момент отражён в виде сцены с коллегой Солом, которой и знакомит Сноудена с XKeyscore.   

Линдси Миллс

Верную подругу Сноудена играет Шейлин Вудли. Как рассказывал Стоун, медиа совершенно неправильно подавали образ Линдси, тогда как в своей картине он попытался показать её с более человечной стороны. Известно, что Миллс — акробатка родом из Мэриленда, увлекается пол-дэнсом (танец у шеста). Она действительно не знала, что собирается сделать Сноуден, что и отражено в фильме. До разоблачений она довольно активно вела профили в социальных сетях (сейчас у неё есть "Инстаграм", на некоторых фотографиях из которого можно заметить и Эда).

 

life.ru

Эдвард Сноуден выпустил приложение для защиты от слежки. Зачем оно вам?

Бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден разработал приложение, которое присылает уведомления, если в ваш телефон или комнату пытается проникнуть посторонний.

По сути, приложение Haven превращает телефон в датчик движения. Его можно установить на любом устройстве Android, и оно будет отправлять уведомления на телефон, в случае если к вашему ноутбуку получит доступ посторонний человек.

Как это работает

Представьте, что вы оставили ноутбук дома, в офисе или в отеле. Если Haven обнаруживает движение, свет или вообще любой признак того, что кто-то копается в ваших вещах, оно записывает это в свой журнал. Приложение делает фотографии, записывает звук и даже определяет изменения в освещении. Затем оно отправляет уведомления на телефон. Эти протоколы не хранятся в облаке, и уведомления, которые вы получаете, зашифрованы от отправителя к получателю.

Для кого предназначено приложение

По заверению Сноудена, основными пользователями приложения будут параноидальные разработчики и правозащитники. 

Для разработчиков это актуально, потому что даже если вы зашифруете жесткий диск, злоумышленник, имеющий физический доступ к вашему компьютеру (например, уборщица в гостинице), может поставить под угрозу ваше устройство. И почти невозможно будет определить, что вас взломали.

Запись звука и видео в приложении. Скриншот: Project Guardian

Guardian Project, который участвовал в разработке приложения, в этом году сотрудничал с колумбийской группой активистов Movilizatario. 60 тестировщиков из Movilizatario использовали пробную версию Haven для защиты своих устройств, а также чтобы обеспечить запись, если их похитят посреди ночи. 

Для таких случаев Haven запрограммирован на отправление уведомлений другу. Для многих диссидентов это может стать гарантией безопасности. 

Зачем нужен Haven, если меня не собираются похищать?

В The Intercept пишут, что Haven могут использовать жертвы домашнего насилия, чтобы понять, есть ли у насильника доступ к их устройствам.

Кроме того, необязательно использование приложения должно быть связано с потенциальной опасностью. Haven, например, может отправлять полезные напоминалки, когда вы открываете холодильник или дверцу шкафа.

Фото: Guardian Project

Лог приложения:

Нэйтан Фрейтас — было обнаружено вмешательство (Тип: ЗВУК). Записываю аудио и фото доказательство.

Нэйтан Фрейтас — было обнаружено вмешательство (Тип: ДВИЖЕНИЕ КАМЕРЫ). Записываю аудио и фото доказательство.

Нэйтан Фрейтас — было обнаружено вмешательство (Тип: ДВИЖЕНИЕ КАМЕРЫ). Записываю аудио и фото доказательство.

Нэйтан Фрейтас — было обнаружено вмешательство (Тип: ДВИЖЕНИЕ КАМЕРЫ). Записываю аудио и фото доказательство.

Сноуден надеется, что область применения приложения расширится, и оно сможет справляться с любыми угрозами. У Haven открытый исходный код, каждый может внести в него изменения, протестировать или подогнать под себя. Существует такое множество сенсоров в мобильных телефонах, что возможности безграничны. Например, Сноуден задавался вопросом, сможет ли барометр в смартфоне определить, что кто-то открывает дверь в комнату.

Сноуден не пользуется мобильным телефоном. Зачем он сделал это приложение?

Сноуден действительно не пользуется мобильным телефоном с 2013 года. Тем не менее, последние несколько лет он посвятил изучению комплектующих смартфонов. Бывший агент АНБ при помощи пинцета извлекал платы и рассматривал их через микроскоп. В 2016 он вместе с хакером Эндрю Хуангом спроектировал чехол для айфона, который спасает от слежки разведывательных служб, в случае чего наглухо перекрывая все радиосигналы.

Эдвард Сноуден держит микрофон смартфона рядом c флешкой для масштаба. Фото Эдварда Сноудена

Также Сноуден выяснил, что у большинства телефонов есть три микрофона, а также разные типы сенсоров. Например, айфон может определять не только звук, движение и свет, но и ускорение и атмосферное давление. После этого Сноуден задумался: а можно ли использовать возможности этих устройств для защиты людей, а не для вмешательства в их личную жизнь?

Фото: Эдвард Сноуден

Сноуден не надеется, что весь мир откажется от телефонов и будет вести себя так же осторожно, как и он. Тем не менее его повышенное внимание к таким угрозам поможет улучшить жизни других людей. 

Каково Сноудену работать в России

Журналист The Verge спросил у Сноудена, каково это работать над программным проектом, проживая в России (после публикации Сноуденом секретных документов о массовой слежке в США он получил здесь политическое убежище). Он сказал, что не так уж и плохо. С тех пор как в 2013 году Сноуден оказался в России, технологии развились до такой стадии, когда стало намного проще общаться с людьми со всего мира безопасными способами. Создатели Haven разбросаны по всему миру. «Изгнание больше не пугает».

Источник.

Чтобы вы не ошиблись при выборе, Rusbase рекомендует своим читателям надежных юристов и адвокатов.

Материалы по теме:

Кто такие криптоанархисты и нужно ли нам их бояться?

Как Эдвард Сноуден зарабатывает, находясь в Москве

Режиссер фильма о Сноудене: «Агентства безопасности представляют собой новый развивающийся бизнес»

Эдвард Сноуден: адблокеры обязательны для всех

Сноуден попросил временного убежища в России

Самые актуальные новости - в Telegram-канале Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

rb.ru

описание, содержание, интересные факты и многое другое о фильме

В 2013 году в отеле Гонконга режиссер-документалист Лора Пойтрас и журналист газеты «Guardian» Гленн Гринвальд ожидают появления информатора, который обещал предоставить им крайне важные данные. Они уже начинают сомневаться в его существовании, когда видят приближающегося к ним мужчину с кубиком Рубика. Они обмениваются секретными фразами, и мужчина ведет их за собой в комнату отеля. Там он забирает у них мобильные телефоны, чтобы их не могли прослушать, и представляется. Информатор представляется 29-летним Эдвардом Джозефом Сноуденом, который работает частным подрядчиком на АНБ, также он работал на ЦРУ. Он начинает рассказывать всю свою историю с 2003 года, когда он еще служил в армии, готовясь вступить в спецназ.

Эдвард не смог продолжить службу из-за травмы ноги, поэтому решает поступить в ЦРУ. Он успешно сдает все тесты, и его принимают на обучение. В секретном учебном комплексе он знакомится с неким инженером Хэнком Форрестером, а затем приступает к обучению у Корбина О’Брайана. Сноуден оказывается лучшим в своем классе, поэтому у него остается достаточно свободного времени, чтобы отправиться на свидание с девушкой по имени Линдси, которая работает фотографом. До этого они лишь переписывался. У пары оказываются разные взгляды на политику, но, тем не менее, они находят общий язык.

В учебном комплексе Эдвард вновь общается с Хэнком. Оказывается, что раньше он был одним из главных инженеров ЦРУ и специалистом по кибербезопасности. Также он создал систему, которая могла бы отличать внутренний траффик от внешнего, дабы проще идентифицировать угрозы. Однако руководство решило не использовать его программу. Через некоторое время Хэнк узнал, что правительство начало использовать основанную на его наработке систему, однако сильно урезанную в возможностях. Причем на ее разработку якобы были потрачены миллиарды долларов. Когда Хэнк начал подавать жалобы на руководство, то его отправили в ссылку в этот учебный центр. Тогда Эдвард понял, что с руководством лучше не спорить. Как лучший ученик в группе, Сноуден начинает сближаться с О’Брайаном, который видит в нем большой потенциал.

В 2013 году к троице в отеле присоединяется Ивен МакАскилл, который также работает в «Guardian». Именно он решает дать ход этой и дает указания начать работать в этом направлении. Ему Сноуден рассказывает про 2007 год, когда он работал в Женеве под прикрытием дипломата ООН, на деле же он обеспечивал ЦРУ сетевую безопасность. Он не очень ладил с руководством, но Корбин замолвил за него словечко, поэтому Эдварду предложили поработать с одним из сотрудников ЦРУ. Там же Эдвард познакомился с коллегой Гэбриелом Солом и впервые увидел, как тот использует систему, которая может искать по всему интернету не только публичные данные, но и личные переписки во всевозможных сервисах и сайтах.

Позже вместе с Линдси Эдвард отправляется на прием по работе. Там он видится с уже знакомым агентом ЦРУ, который дает ему задание – втереться в доверие к одному из множества банкиров, присутствующих на приеме. У Сноудена ничего не получается, однако Линдси, узнав об этом, успешно заводит беседу с банкиром по имени Марван, который после начинает общаться и с Эдвардом. Теперь герою нужно лишь найти точку давления, чтобы заставить банкира сотрудничать с ЦРУ. В этом ему помогает Гэбриел, который, используя свои ресурсы, взламывает переписку его дочери. Они узнает, что дочь Марвана влюблена в молодого парня, который находится в стране нелегально.

После этого агент ЦРУ отправляется под прикрытием на встречу с Марваном, где обещает помочь ему разобраться с проблемой. Вместе они напиваются и расходятся в разные стороны. Агент ЦРУ ожидает, что Марван сядет за руль пьяным, и его задержит полиция, что и будет основным рычагом давления на него. Эдварду это совсем не нравится, и он грозится рассказать Марвану правду, однако агент охлаждает его пыл, угрожая в ответ рассказать начальству, что Сноуден использовал программу АНБ, к которой у того даже нет доступа. После этого Эдвард возвращается домой, где вместе с Линдси следит за победой Обамы на выборах. Также он объясняет девушке, что нужно заклеивать камеру ноутбука, чтобы за ними никто не следил.

Снова в 2013 году Ивен МакАскилл убеждает остальных, что нужно немного подождать с публикацией, и все нехотя соглашаются. Неожиданно раздается телефонный звонок, и присутствующие начинают волноваться, однако оказывается, что это лишь звонят с ресепшена, так как с двери пропала бирка с просьбой не беспокоить. Журналисты уходят, и в комнате остаются только Эдвард Сноуден и Лора Пойтрас. Герой рассказывает ей, как после Женевы работал в Японии, в 2009 году. Там он работал над системой архивации данных под названием «Хранилище», оно должно было сохранять важные данные на случай атаки на посольства и важные военные объекты. Также Эдвард объясняет, что ЦРУ следило за гражданами всех стран и заливало вирусы, которые бы позволяли США контролировать наиболее важные центры государств на случай, если начнется война. Эдвард понимал, что его работа направлена не на борьбу с терроризмом, а на превосходство США над всеми остальными странами.

Также Эдвард вспоминает о проблемах во взаимоотношениях с Линдси. Уже перед отъездом они сильно поругались. Эдвард увидел, что его девушка хранит на компьютере свои обнаженные фотографии, что ему сильно не понравилось. Он попросил удалить их, чтобы никто не смог их увидеть. Линдси начала задавать вопросы, однако Сноуден не мог ответить на них, так как не мог раскрывать сведения, касающиеся его секретной работы. В результате они расстались. Однако позже, уже в США, Эдвард навестил Линдси в доме ее родителей, и они вновь помирились. У них вновь началась нормальная жизнь, появились друзья.

Сноуден продолжает ходить на охотку с О’Брайаном, который продолжает убеждать его, что слежка – необходимое зло, помогающее уберечь жизни миллионов людей. Там же Эдвард узнает, что его программу «Хранилище» теперь используют военные, что позволяем им лучше координировать их действия. Также Эдвард узнает, что специально для него создали позицию на секретном учреждении ЦРУ на Гавайях, что станет огромным скачком в его карьере. Дома Эдвард разговаривает с Линдси и сообщает об этом предложении, однако говорит, что если она не захочет уезжать, то они могут остаться здесь.

Сразу после этого у Эдварда случает эпилептический припадок. Позже доктор сообщает ему, что теперь надо принимать лекарства, которые будут притуплять его чувства, однако значительно снизят вероятность повторения инцидента. Линдси же говорит, что им стоит поехать на Гавайи, так как это должно положительно сказаться на его здоровье. Снова в Гонконге, уже 5 июня 2013 года, журналисты все-таки решают выпустить материал для публикации.

На Гавайах 2012-го года Эдвард Сноуден впервые посещает свое новое место работы в криптологическом центре АНБ, где он отныне должен заниматься контршпионажем. Там он встречает старого знакомого Гэбриеля, который работает тут уже три года. Сразу после этого Эдвард становится свидетелем того, как его систему «Хранилище» используют для того, чтобы бомбить людей на Ближнем Востоке. Причем правительство просто нацеливает атаки на мобильные телефоны, которые предположительно принадлежат террористам, даже не проверяя, кто владеет ими в данный момент.

Позже Эдвард показывает своим коллегам собранную им статистическую информацию, и оказывается, что по США агентством собрана информация о более чем 3 миллиардах звонков и сообщений, что вдвоем превышает количество собранной информации по России. Коллеги советуют Сноудену не делиться этими данными с руководством. Затем нам показывают вечеринку, на которой у Эдварда случается еще один припадок, так как он не принимает свои лекарства, дабы лучше работать. После этого у него состоится диалог с О’Брайаном, который пытается убедиться в том, что Сноуден его не подведет. Он знает, что Эдвард пользовался в Женеве системой, к которой у него не было доступа, поэтому Эдвард вынужден врать, что сделал это, дабы проверить, не изменяет ли ему Линдси. На это О’Брайан отвечает, что он в курсе происходящих в его отношениях размолвок и убеждает, что Линдси ему не изменяет, так как он и сам следил за ней.

После этого Эдвард сразу отправляется к своей девушке. Он сообщает ей, что за ними ведется слежка и советует ей быть крайне осторожно. Также он говорит, что вскоре покинет страну, а ей рекомендует вернуться к родителям. Однако Линдси решает остаться, чтобы не вызывать подозрения. После этого Эдвард возвращается на работу, где копирует на карту памяти секретные данные. Копирование происходит успешно, однако, когда он доставал карту памяти из ноутбука, она выпала на пол. Начальник, чуть не заметил ее, но коллега вовремя прикрыл ее ногой, тем самым спася героя. Эдвард поблагодарил его и извинился за проблемы, которые ему теперь могут грозить, однако коллега отнесся к происходящему с пониманием. Сноуден спрятал карту памяти в кубик Рубика и успешно вывез ее с объекта.

В 2013 года журналисты все-таки опубликовали свои находки, что стало сенсацией по всему миру. Эдвард после этого дает интервью и становится врагом США. Он успешно выбирается из отеля под видом журналиста и скрывается от властей США в Гонконге. Затем он прячется в России, где скрывается по сей день. Линдси вскоре переезжает к нему.

www.ivi.ru

Эдвард Сноуден — самый известный в мире разоблачитель | Общество | ИноСМИ

Эдвард Сноуден резко раскритиковал страну, давшую ему убежище, осудив Кремль за факты нарушения прав человека и заявив о причастности России к двум недавним крупным хакерским атакам на сети правительства США.

В ходе интервью с корреспондентом The Financial Times в формате «Ланч с FT» — которое мы приводим ниже — он посетовал на то, что Москва «зашла очень далеко, совершая действия абсолютно нецелесообразные, требующие больших затрат и пагубно сказывающиеся на правах личности и коллективных правах». И добавил, что по-прежнему больше всего предан Соединенным Штатам Америки.

По его словам, утечка секретной информации о «кибероружии» АНБ, которая могла быть организована  Россией в прошлом месяце, является «скрытой угрозой» для американских властей. Намерение группы хакеров под названием The Shadow Brokers продать на аукционе компьютерный код АНБ, используемый для проникновения в сети зарубежных стран — это попытка показать Вашингтону, насколько он уязвим», — добавил он.

Сноуден утверждает, что все дела по взаимодействию с российскими чиновниками ведет его адвокат. «У меня нет особых связей с Россией, и это так задумано, потому что — как бы безумно это ни звучало — я все равно планирую уехать».

* * * 

Договориться с Эдвардом Сноуденом о совместном обеде, оказалось не так уж и легко. Бывший сотрудник Агентства национальной безопасности не расположен к беседам в московском ресторане, так что мы договариваемся (через посредника) о встрече в моем отеле и отваживаемся заказать обед в номер. Он обещает явиться в назначенное время. Это все, что мне нужно знать.

В итоге он появляется, опоздав на 20 минут — в черных джинсах, в черной застегнутой на пуговицы трикотажной рубашке с удлиненным вырезом и в самых обычных темных очках. Он внимательно изучает небольшой, тускло освещенный номер 203 бутик-отеля Golden Apple, что в 30 минутах неспешной ходьбы от Кремля, с видом человека, который провел в таких местах немало времени.

Ну и как он по сравнению с номером 1014 в Mira Hotel в Гонконге, где в июне 2013 года (после передачи многих из самых строго охраняемых секретов АНБ нескольким специально подобранным журналистам) Сноуден прожил неделю, будучи самым разыскиваемым человеком в мире?

«Немного меньше, но похож, — говорит он. — Только в номере в Гонконге здесь была стеклянная стена ванной комнаты», — добавляет он, показывая на обычную стену с висящей на ней картиной, написанной акварелью (обязательным атрибутом всех отелей).

Интерьер номера в отеле Mira в ближайшее время станет гораздо более известным — после выхода на следующей неделе биографического фильма Оливера Стоуна о Сноудене, в котором роль разоблачителя играет знаменитый актер Джозеф Гордон-Левитт (Joseph Gordon-Levitt). Значительную часть самых напряженных и самых клаустрофобных сцен снимали в павильоне, интерьер которого скопирован с номера 1014, в мюнхенской студии, напоминающей ангар.Эдвард СноуденNational Public Radio01.07.2016The Washington Times27.06.2016Helsingin Sanomat28.04.2016The Wall Street Journal15.03.2016На протяжении всей той недели три года назад Сноуден и двое журналистов из Guardian работали над первой из двух статей, в которых было рассказано обо всех средствах, которые спецслужбы теперь могут использовать против населения. Когда он открыто заявил о себе, как об источнике информации, некоторые стали называть его героем, а некоторые — предлагали посадить его на электрический стул. До этого я никогда с ним не встречался и полностью полагался на мнение нашего репортера-ветерана Ивена МакАскилла (Ewen MacAskill), который позвонил и сообщил (пользуясь условным и в чем-то голливудским «паролем»), что «Гиннес вам полезен» (фраза из рекламы пива — прим. перев.).

Я впервые увидел его лицо примерно за час до того, как его увидел остальной мир — когда МакАскилл переслал свое видео-интервью в Нью-Йорк. Как и всех остальных, меня тогда поразил его щетинисто-взъерошенный вид и молодость, и впечатлило то, как вдумчиво и внятно он говорит. Сейчас, когда ему уже 33 года, щетина у него уже покороче, и волосы подлиннее. По его словам, по Москве он передвигается свободно, и люди узнают его редко — что удивительно, поскольку он мало изменился с тех пор, как его первое фото запечатлелось в нашем сознании.

Знакомясь с меню, напечатанном на ламинированной карточке с переводом названий на английский, он находит соблазнительной острую курицу карри с рисом и соусом чили. Я выбираю ризотто с белыми грибами и винегрет с сельдью. Сноуден — худой, как спичка — решает, что не может устоять еще и перед крабовыми котлетами. Мы звоним и заказываем еду и минеральную воду.

С тех пор, как в 2013 году ему пришлось покинуть Гонконг (и его начали повсюду разыскивать), ему без особого желания предоставили возможность остаться в Москве. Как идут дела с изучением русского? Он говорит, что идут, и он может сам заказывать еду в ресторане, но вдаваться в подробности не хочет. «Всю свою работу я выполняю на английском языке. Со всеми, с кем я общаюсь, я разговариваю по-английски, — говорит он. — Я сплю в России, но живу в разных частях света. У меня нет особых связей с Россией, и это так задумано, потому что — как бы безумно это ни звучало — я все равно планирую уехать».

«Разница лишь в том, что я по-прежнему нахожусь за рубежом, и я работаю для США, но они этого не понимают». Как известно всем, кто активно читает его посты в Twitter (сам же он является подписчиком только одного аккаунта — АНБ), он умеет скрывать свой сарказм.

Он видел рабочую версию фильма Оливера Стоуна (Oliver Stone) во время одного из приездов режиссера в Москву. Тогда, говорит Сноуден, он беседовал с соавтором Стоуна Кираном Фицджеральдом (Kieran Fitzgerald) о «попытке немного приблизить фильм к реальности».

«Но я знаю, что это не документальный фильм, — говорит он, пожимая плечами. — Это же художественный фильм».

Как бы он оценил фильм по 10-балльной шкале? Он избегает оценок. «В вопросах политики, которые, на мой взгляд, являются самым главным для общественного понимания, фильм максимально приближен к действительности».

Он встречался в Москве с Гордоном-Левиттом и считает его «отличным парнем,… с которым мы обедали вместе, несколько часов разговаривали обо всем на свете, о нашей личной жизни — о чем мы думаем, о том, что нас волнует. В то время я считал, что это просто дружеский визит, но, потом он сказал мне, что на самом деле он присматривался ко мне, пытаясь изучить мои характерные черты».

Взяв интервью у «Сноудена» в исполнении Гордона-Левитта в рамках своей эпизодической роли в фильме, я могу поручиться за то, что он прекрасно изображает своего реального героя. Сноуден тоже был поражен: «От того, как он меня изображает, как говорит таким низким сиплым голосом, я чувствую себя неловко — но это потому, что мы никогда не слышим своего собственного голоса таким, каким его слышат другие люди, ведь так?»

Тронул ли его фильм, заставивший его вспомнить те эпизоды своей жизни, которые стали причиной того, что он называет своим «вымученным» решением устроить крупнейшую в истории утечку секретных документов? «Эмоциональная реакция возникает всегда, когда видишь то, что ты делал, в интерпретации других людей. Тогда ты видишь свидетельство того, насколько важны для них принятые тобой решения. Три года спустя, когда я вижу, что те события, которые, как нам тогда казалось, через неделю забудутся, до сих пор представляют для людей интерес, [я начинаю понимать], что с моей стороны это не было безумством».

 * * * 

Раздается стук в дверь — который тогда, в 2013 году в отеле Mira, вызвал бы приступ параноидального страха. Сейчас же это просто доставка еды в номер. Номер настолько маленький, что официант балансирует с подносом и ставит его на кровать, и Сноудену приходится пристроить свою курицу карри у себя на колене. Воды не принесли. Оказывается, что мой винегрет — это нарезанная кубиками свекла. От сельди я решаю воздержаться.

Один раз он кивает айфону, на который я записываю нашу беседу, и объясняет, что это «на случай, если кто-то нас подслушивает». Когда я встречался с ним в первый раз весной 2014 года (чтобы посмотреть, как ему живется в новых условиях), на экране моего айфона высветился огромный красный термометр, что означало опасный перегрев. Как тогда сдержанно отметил Сноуден, это их-за того, что очень многие люди пытаются нас подслушать.

Он говорит, что никаких денег за фильм он не получал, и в отношении своего мимолетного опыта общения с Голливудом добавил: «Когда мне сказали, что обо мне собираются снять фильм, я испугался — это было из разряда самых жутких вещей, которые я могу себе представить. Но теперь, оглядываясь назад, я надеюсь, что это хорошо, оценивая ситуацию с осторожным оптимизмом, я думаю, что фильм будет полезен».

Он вспоминает все то время, которое прошло с тех пор, как он выступил со своими разоблачениями, и делает вывод, что все три ветви власти в США — конгресс, суды, президент — изменили свою позицию в отношении тотальной слежки. «Мы на самом деле теперь можем более жестко контролировать действия секретных агентов, вместо того, чтобы давать им свободу действий и позволять делать все, что угодно лишь потому, что мы боимся, что вполне объяснимо, но явно не этично».

А как насчет того, что последовало за разоблачениями слежки в Великобритании, где власти отреагировали тем, что предложили принять законы, которые не только санкционируют (задним числом) деятельность спецслужб, осуществление которой было выявлено, но и расширяют ее масштабы? Он отвечает, что в его планы не входило диктовать миру, как выстраивать свои законодательные системы — он хотел, чтобы у людей было право влиять на процесс принятия законов. «В некоторых странах законы стали хуже. Очень далеко в этом отношении зашла Франция, ну и, конечно же, такие страны, как Россия, Китай. В Великобритании существует тенденция авторитарного подхода к этим вопросам».

«Мы не позволяем полиции заходить в любой дом и проводить там обыски. Мы обычно не меняем порядок функционирования свободного общества ради удобства полиции — поскольку это свойственно полицейскому государству, — говорит он, доедая оставшийся рис. — Но все равно какие-то агенты и чиновники пытаются убедить нас, что это необходимо. Так вот, я бы возразил, что в полицейском государстве полиция, безусловно, будет более эффективной, чем полиция в свободном и либеральном обществе, где для действий полиции существуют жесткие ограничения. И все же, в каком государстве предпочли бы жить вы?»

Он доел свое карри и говорит, что «было очень вкусно». Едва попробовав крабовую котлету, он отставляет тарелку в сторону. «Неплохо, но не так вкусно», — говорит он. Мы заказываем мороженое — ванильное, клубничное и шоколадное для него и сорбе для меня. Голос в телефоне пускается в сложные объяснения, почему всего за пять шариков мы можем получить скидку.

А у него никогда не бывает бессонницы из-за того, террористы ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ, ред.) могли бы извлечь какую-то выгоду, воспользовавшись информацией, которую он раскрыл?

Ну, во-первых, говорит он, во всех последних европейских терактах подозреваемые были известны властям, у которых, следовательно, была возможность ими заняться, и им не надо было для этого собирать чьи-то еще данные. Во-вторых, отмечает он, Усама бен Ладен перестал пользоваться мобильным телефоном в 1998 году — не из-за утечек в прессу, а потому, что «в террористических кругах действует определенная форма дарвинизма — принцип агрессивной борьбы за существование». Еще задолго до того, как мы, представители общественности, узнали об этих слежках и прослушиваниях, они об этом уже многих лет знали — потому что если бы не знали, то их уже не было бы в живых.

«Но, — продолжает он, — допустим, что газеты решили, что это не должно стать достоянием общественности. Допустим, спецслужбы смогли бы продолжать тайно использовать эти программы. Остановило бы это те теракты, которые произошли в течение последних трех лет? Нет никаких общедоступных доказательств того, что да, остановило бы. Дело в том, что и секретных доказательств этого тоже нет — иначе мы бы узнавали бы о них из газет».

Мы переходим к разговору о сообщениях, в которых утверждается, что русские якобы проникли в компьютерные сети самого АНБ и взломали серверы национального комитета демократической партии. В первом случае речь идет о группе, называющей себя The Shadow Brokers, которая угрожала выставить на аукцион очень сложные средства, которые АНБ якобы использует для слежки. Во втором случае речь идет о многочисленных электронных письмах демократов, которые — к всеобщему стыду — обнародовал в июле WikiLeaks.

Утечка, организованная хакерами из The Shadow Broker, говорит Сноуден, «на меня, как осведомителя, впечатления не произвела — она меня поражает, как предупреждение. Это политическое послание, передаваемое посредством раскрытия информации». А как насчет взлома серверов демократов, где, как он отмечает, здравый смысл подсказывает, что это дело рук русских? «Это является частью проблемы этой тотальной слежки, которую мы позволяем осуществлять, отказываясь вести себя более сдержанно. Мы создали своего рода мировой прецедент, согласно которому допускается все, и ничто не запрещено».

«И теперь факт взлома серверов демократической партии никого не удивляет и никому не интересен. Мы взламываем сети политических партий во всем мире, и то же самое делают все страны. Интересно то, что кое-какая информация, похищенная с этого сервера, была потом опубликована. По-моему, это уже что-то новенькое».

И на какую мысль это его наводит? «Что это рассчитано на достижение политических целей».

Он говорит (как человек, который раньше, бывало, пытался и делал подобные вещи с китайцами), что будет легко приписать эту хакерскую атаку любому, кто бы это ни сделал. «Но это создает проблему — предположим, у АНБ есть неопровержимые доказательства, указывающие на то, что серверы демократов взломали русские, и АНБ говорит нам, что серверы демократов взломали русские, но как мы можем ему верить? Ведь для этого нужно определенное доверие — которого больше нет».

Приносят мороженое и эспрессо — и теперь они занимают место на кровати вместо предыдущих блюд. Сноуден проливает немного соуса карри на покрывало и с виноватым видом промокает его полотенцем.

Не означает ли это, что мы начинаем понимать, что ни одна цифровая база не защищена? «Мы переживаем кризис в области компьютерной безопасности, причем, таких кризисов еще не было, — говорит он. — Но пока мы не решим основную проблему, которая заключается в том, что наша политика побуждает к совершению правонарушений более высокого уровня, чем уровень защиты, взломы будут осуществляться и дальше, предсказать их будет невозможно, и они будут оказывать все большее влияние и будут чреваты более серьезными последствиями».

Он считает, что для решения проблемы следует ввести какую-то ответственность за небрежность при разработке архитектуры программного обеспечения — подобную той ответственности, которая предусмотрена в пищевой промышленности. И сухо добавляет: «Люди моей профессии ужасно разозлятся на меня за то, что я предлагаю ввести правила, позволяющие бороться с небрежностью в вопросах обеспечения надежности ПО».

 * * * 

Он доел свое мороженое, но от кофе отказывается. Его жизнь в Москве становится лучше, говорит он: «Я теперь более открыт, чем после событий 2013 года». Он общается с немногими людьми — такие встречи, как эта, бывают нечасто — и посвящает свое время публичным выступлениям (чем зарабатывает на жизнь) и разработке инструментов для обеспечения безопасности журналистов в сети. Он предпочитает не обсуждать «семейные дела» или вопрос о том, как часто он видится со своей подругой Линдси Миллс (Lindsay Mills), которая осталась на Гавайях, когда он бросил там работу в АНБ и скрылся, уехав в Гонконг.

Его американский адвокат Бен Уизнер (Ben Wizner) из Американского союза защиты гражданских свобод, как сообщается, собирается подать петицию президенту США Бараку Обаме с просьбой помиловать его подопечного перед уходом из Белого дома. Сноуден сказал лишь одно: «Конечно, я надеюсь, что у них получится, но со мной, вообще-то, такого обычно никогда не происходит. Независимо от того, какой будет результат, я смогу принять его как должное».

При президенте Дональде Трампе у Сноудена нет никаких шансов на благополучный исход дела, отмечаю я. А что будет, если президентом станет Хиллари Клинтон? «Вы пытаетесь втянуть меня в политическую трясину», — недовольно говорит он. Он пытается успокоиться, сосредоточенно глядя в пол, а потом уходит от ответа: «Я считаю, что у нас должен быть более широкий выбор. Мы страна с населением 330 миллионов человек, а нам, похоже, предлагают сделать выбор между людьми, чья жизнь определяется скандалами. Я просто думаю, что мы должны быть способны на большее».

И если говорить о своих предпочтениях в американской политике он упорно не желает, то 2,3 миллиона его подписчиков в Twitter отметили его готовность высказывать критические замечания в отношении российской политики. «Многие люди, которые беспокоятся за меня, советуют мне помолчать, но если бы меня заботили лишь мои собственные интересы, я бы никогда не уехал с Гавайев».

«Я не могу исправить ситуацию с правами человека в России, и реально моя главная задача — это в первую очередь исправить ситуацию в моей стране, потому что это единственная страна, которой я обязан быть преданным больше всего. Но поскольку шансы есть, какая разница — может, у меня получится».

Он берет свои темные очки — ему уже пора раствориться в московской толпе. Последний вопрос: в фильме Стоуна показано, как он записывает украденную у АНБ ценнейшую секретную информацию на карту памяти микро-SD, спрятанную в кубике Рубика. Это было на самом деле или нет?

«Оливер недавно заявил в интервью, что это такая небольшая режиссерская вольность — но сделал это он лишь потому, что я не захотел ни подтверждать, ни опровергать то, как все произошло на самом деле. Скажу так — я раздал кубики Рубика всем в своем офисе, это правда. Я действительно это сделал». С этими словами он и ушел.

inosmi.ru

Устройство Сноудена. Колонка Евгения Зобнина

Содержание статьи

Эдвард Сноуден стал настолько известной и значимой фигурой, что любое его интервью, заявление или сумасшедшая идея сразу разлетаются по миру и оседают миллионами цитат в твиттере. Но в этот раз Сноуден не просто высказался, а предложил концепт чехла для смартфонов, который способен детектировать (и глушить) любые испускаемые смартфоном радиосигналы, чтобы защитить его владельца от прослушки и определения местоположения. Как работает этот девайс и что он дает его владельцу? Попробуем разобраться.

 

Введение

Начнем с того, что никакого устройства еще не существует. Ни в виде концепта, ни даже в виде голой платы с FPGA-чипом. Все, что есть, — всего лишь идея, реализуемость которой проверили опытным путем, перехватив сигналы, испускаемые радиомодулями, GPS-модулем и NFC-чипом iPhone 6s. Поэтому, говоря об «устройстве Сноудена» как о чем-то реально существующем, журналисты, мягко выражаясь, преувеличивают.

Рендер устройстваРендер устройства

Второе: предполагаемый девайс сам по себе не является средством от прослушки. Это монитор, задача которого — следить за тем, не передается ли какая-либо информация по любому из радиоканалов (GSM, GPS, Wi-Fi, Bluetooth), и сигнализировать об этом пользователю плюс подавлять активность GPS и Wi-Fi, с помощью которых можно отследить местоположение человека. Это можно воспринимать как аналог иконок в строке состояния смартфона, сообщающих о текущей передаче данных по 4G или активности GPS, и кнопок для их отключения, реализованных в отдельном устройстве.

И факт того, что это именно отдельное устройство, а не приложение, которое можно установить на смартфон, тут основной. Идея Сноудена в том, что доверять нельзя никому, включая производителей смартфонов и разработчиков мобильных ОС, а следовательно, нельзя считать безопасными ни ПО, ни прошивки модулей связи, даже если не говорить о бэкдорах, внедряющихся глубоко в ОС. В качестве примера он приводит GPS, который начиная с iOS 8.4 остается активен даже в режиме полета, и модуль Wi-Fi, напряжение на котором остается всегда. Нельзя доверять и самому Сноудену, поэтому после завершения работы над устройством все спецификации, принципиальные схемы и программное обеспечение будут опубликованы в открытом доступе.

Вопрос только в том, как реализовать такое устройство. Стандартные методы определения активности того же GSM-модуля базируются на мониторинге радиочастот, что влечет за собой некоторые проблемы, включая возможность ложнопозитивных результатов вблизи базовых станций. Плюс данный метод никак не защитит от зловредов, которые собирают данные о местоположении устройства и отправляют их через определенные интервалы времени либо во время звонка или активного использования интернета.

Исключить саму возможность собирать информацию о местоположении можно с помощью джиммера, который будет испускать сигнал GPS, обманывая смартфон, однако данный метод не особо эффективен в местах уверенного приема сигнала спутников. К тому же он быстро посадит батарею устройства и сам окажется источником сигнала, по которому человека можно отследить.

 

Идея

Для эффективного решения этих проблем Сноуден и Andrew «bunnie» Huang предлагают вскрыть смартфон и подключиться к его портам отладки. В iPhone 6s такие есть у всех радиомодулей, поэтому можно «на месте» узнать о любых фактах передачи данных, а кроме того, физически отключить модули Wi-Fi, Bluetooth и GPS, просто сбросив шину WLAN PCI на этапе загрузки смартфона. В результате ОС продолжит нормально работать, но Wi-Fi и Bluetooth будут отключены, а GPS, хоть и останется активным, не сможет получить доступ к антенне, поскольку смартфон использует одну антенну как для Wi-Fi, так и для GPS. Чип NFC, который в iPhone пригождается только для бесконтактных платежей, планируется отключить полностью, просто отрезав его от антенны.

Вывод наружу шины FE1 и FE2 для отладки GSM-модуляВывод наружу шины FE1 и FE2 для отладки GSM-модуляВывод наружу порта UART для отладки GPSВывод наружу порта UART для отладки GPS

В результате должно получиться устройство, которое потребует модификации смартфона и вывода нужных контактов наружу (для этого будет использован слот для SIM-карт), но зато позволит точно определять факты передачи данных или определения местоположения, без ложных срабатываний, а во-вторых, позволит одним нажатием кнопки полностью отключить Wi-Fi, Bluetooth и GPS.

Контакты будут выведены наружу через слот для SIM-картКонтакты будут выведены наружу через слот для SIM-карт

Кому и зачем понадобятся такие устройства, не совсем понятно. Сноуден говорит о журналистах, которые работают в горячих точках и нередко становятся мишенью для боевиков из-за возможных утечек данных врагу. Как их защитит устройство, позволяющее узнать об использовании GSM- или GPS-модуля, — неясно. Тут скорее поможет полный офлайн и одноразовые звонилки плюс стационарный GPS-навигатор и камера без выхода в сеть.

Обычным людям такое устройство не нужно и подавно: данные из их смартфонов «текут» всегда, и они прекрасно об этом знают, полагаясь на добросовестность Apple/Google и производителей смартфонов (которой, естественно, нет). А если уж нужна хоть какая-то анонимность, то лучше последовать совету ребят из Tor Project, которые предлагают вообще не доверять GSM-модулю и пользоваться планшетами с CyanogenMod и установленным Orbot (Tor для Android), а в интернет ходить только через Wi-Fi.

 

Заключение

В любом случае это очень странная идея — пытаться превратить устройство, изначально предназначенное для связи с внешним миром всеми возможными способами, завязанное на облачные сервисы и содержащее множество проприетарных драйверов и прошивок модулей связи, в стерильное устройство, которое не выдаст его владельца. Это все равно что ездить на украденном автомобиле с перебитыми номерами.

xakep.ru


Смотрите также