Глаза, полные лжи. Как Аугусто Пиночет вошёл в историю. Пиночет в очках


Глаза, полные лжи. Как Аугусто Пиночет вошёл в историю | История | Общество

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший»

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший. У меня нет обид и есть доброта», — так говорил о себе на склоне лет благообразный седой старичок, в котором уже мало кто мог узнать мрачную фигуру в военной форме, ставшую символом государственного терроризма и беззакония 1970–1980-х годов.

Аугусто Пиночет, которого давно уже нет на этом свете, до сих пор вызывает искренний восторг у одних, и ненависть у других. В день его смерти одни надевали траур, а другие танцевали и пили шампанское.

Его путь к славе и известности начался 25 ноября 1915 года в чилийском Вальпараисо. Отец — Аугусто Пиночет Вера — был служащим портовой таможни, а мать — Авелина Угарте Мартинес — домохозяйкой, она растила шестерых детей, среди которых будущий глава Чили был старшим.

Для выходца из среднего класса путь в элиту чилийского общества лежал через службу в армии. В 17 лет, после окончания школы при семинарии Святого Рафаэля и Институте Кильота и Колехио Святых Сердец французских отцов Вальпараисо, Аугусто поступил в пехотное училище в Сан-Бернардо.

По окончании училища Пиночет в младшем офицерском звании был направлен сначала в полк «Чакабуко» в Консепсьоне, а затем — в полк «Майпо» в Вальпараисо.

В 1948 году Пиночет поступил в Высшую военную академию страны, которую окончил три года спустя. Теперь служба в воинских частях чередовалась у целеустремлённого офицера с преподаванием в армейских учебных заведениях. В 1953 году Пиночет опубликовал свою первую книгу, называвшуюся «География Чили, Аргентины, Боливии и Перу», защитил диссертацию, получил звание бакалавра, после чего поступил в школу права Чилийского университета. Правда, окончить эту учёбу ему так и не пришлось: в 1956 году он был направлен в Кито для оказания помощи в создании Военной академии Эквадора.

Доктор Альенде против любителей хамона

По возвращении в Чили в 1959 году Пиночет неуклонно шёл по карьерной лестнице вверх, в 1971 году в звании генерала заступив на должность командующего гарнизоном Сантьяго.

Это было первым назначением Пиночета в правительстве президента-социалиста Сальвадора Альенде.

Удивительное дело — генерал Пиночет вплоть до 11 сентября 1973 года считался одним из самых верных Альенде представителей военного командования Чили.

Аугусто Пиночет. Аугусто Пиночет, 1973 год. Фото: www.globallookpress.com

«Ложь раскрывается во взгляде, и поскольку я много раз лгал — я носил тёмные очки», — так говорил о себе Пиночет. Действительно, чёрные очки стали неотъемлемой частью имиджа Пиночета. И за ними он успешно скрывал свои настоящие помыслы и взгляды.

Правительство Сальвадора Альенде начало проводить невиданные для Чили реформы — строительство доступного жилья для бедняков, обеспечение выходцам из семей рабочих возможности получать образование и медицинскую помощь и так далее. Социально ориентированная политика сопровождалась масштабной национализацией, в том числе в добывающих отраслях, где Альенде «наступил на хвост» представителям иностранного бизнеса, в том числе американского.

После этого против правительства Альенде была развёрнута масштабная кампания как внутри страны, так и за её пределами. На Чили оказывалось экономическое давление, праворадикальные группировки развязали террористическую войну, по улицам Сантьяго прошли «марши пустых кастрюль». В этих маршах участвовали не представительницы бедноты, а разгневанные дамы из «среднего класса».

Предатель в чёрных очках

Но ещё большей проблемой для властей стали оппозиционные настроения в чилийской армии, где исторически были сильны позиции праворадикалов и консерваторов. Угроза военного переворота в Чили с каждым днём становилась всё более очевидной.

Настроения эти, однако, сдерживались главнокомандующим чилийской армией Карлосом Пратсом. Этот уважаемый в армии военачальник заявлял о лояльности президенту и тем самым стоял на пути у сторонников военного выступления. Считалось, что Пиночет разделяет точку зрения Пратса.

29 июня 1973 года в Сантьяго была предпринята первая попытка военного переворота, получившая название «Танкетасо». Этот мятеж был подавлен под руководством Пратса при активном участии Пиночета.

22 августа 1973 года жёны генералов и офицеров, находящихся под командованием Пратса, устроили митинг у его дома, обвиняя его в неспособности восстановить гражданский мир в Чили. Это событие убедило Пратса, что он утратил поддержку среди своих товарищей-офицеров. На следующий день он ушёл в отставку с постов министра внутренних дел и главнокомандующего армии Чили.

Пратса на его посту сменил Пиночет, считавшийся, как уже говорилось, фигурой, абсолютно лояльной президенту.

За чёрными очками не было видно глаз генерала, а прочитать в них в тот день можно было очень многое. Например, то, что подготовка к настоящему выступлению военных идёт уже несколько месяцев, что в ней активно участвуют представители ЦРУ и американские дипломаты, что Пиночет не просто участник, а лидер заговора. Много лет спустя он будет утверждать, что присоединился к выступлению в последний момент во имя спасения страны. Однако рассекреченные архивы ЦРУ покажут, что Пиночет был вовлечён в заговор ещё на ранних этапах его подготовки, в то самое время, когда был назначен командующим гарнизоном Сантьяго.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови»

11 сентября 1973 года в Чили произошёл государственный переворот. Первыми погибли сторонники Альенде в армии и на флоте — их выявили заранее, чтобы ликвидировать в самом начале. Затем армейские подразделения приступили к захвату правительственных зданий.

Военный переворот в Чили. Военный переворот в Чили. Фото: www.globallookpress.com

Президенту Альенде, находившемуся в президентском дворце «Ла-Монеда», был предъявлен ультиматум: ему предлагалось уйти в отставку и покинуть страну на специальном самолёте вместе с семьёй и приближёнными.

Альенде отказался, и тогда военные начали штурм дворца. После пятичасового боя президентский дворец пал. Президент Сальвадор Альенде застрелился в своём кабинете, не желая попадать в руки мятежников. Ворвавшиеся во дворец военные обнаружили тело Альенде на его рабочем месте. То ли не разобравшись, что президент мёртв, то ли из ненависти мятежники расстреляли уже мёртвого главу государства, всадив в него более десятка пуль.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови, чтобы она оставалась демократией», — так говорил Аугусто Пиночет, ставший лидером военной хунты после свержения Сальвадора Альенде.

Преидент Чили Сальвадор Альенде. Президент Чили Сальвадор Альенде. Фото: www.globallookpress.com

Свои слова он подтверждал делом — за первый месяц нахождения хунты у власти были убиты несколько тысяч человек. В Чили и по сей день не знают точно, сколько именно — источники, лояльные к Пиночету, говорят о 3000 убитых, его противники утверждают, что это число нужно как минимум умножить на 10.

Спустя более чем 40 лет после переворота остаётся неизвестной судьба тысяч человек, пропавших без вести во время правления Пиночета. Свидетели рассказывали, что на стадионе Сантьяго, превращённом в концлагерь для противников хунты, трупы убитых были сложены в штабеля. Тела жертв плыли по реке Мапочо, часть останков вывозилась военными вертолётами и сбрасывалась в океан.

Террор без границ

Среди жертв политического террора были и простые чилийцы, и знаменитости. Известному чилийскому поэту и музыканту, театральному режиссёру Виктору Харе каратели сломали руки, пытали его током, а затем, после долгих мучений, расстреляли, выпустив в него 34 пули.

В дни переворота умер лауреат Нобелевской премии по литературе Пабло Неруда. Долгое время считалось, что Неруда, близкий друг Альенде, погиб от естественных причин, однако в 2015 году власти Чили признали, что знаменитый чилиец мог быть убит.

Нобелевский лауреат Пабло Неруда. Нобелевский лауреат Пабло Неруда. Фото: www.globallookpress.com

Военные не стремились разбираться в том, кто и в чём виноват. Сотрудница католического издания Кармен Морадор, не являвшаяся сторонницей Альенде, была арестована «просто так». Семь часов она провела на дыбе, была многократно изнасилована, её морили голодом и избивали, ломали ноги, пытали электрошоком, прижигали сигаретами, применяли самые изощрённые и омерзительные издевательства. Родственникам удалось её освободить, однако от перенесённых мучений она вскоре умерла.

Для преследования политических противников режима Пиночета было создано Управление национальной разведки (ДИНА) — политическая полиция, которую очень скоро окрестили «чилийским гестапо». Агенты ДИНА вели охоту за оппозиционерами и за пределами Чили. В 1974 году в результате террористического акта, организованного сотрудниками ДИНА в Аргентине, погибли генерал Карлос Пратс и его супруга. В 1976 году в Вашингтоне киллеры ДИНА убили бывшего министра иностранных и внутренних дел в правительстве Альенде Орландо Летельера.

Через застенки режима Пиночета прошли сотни тысяч чилийцев, около миллиона отправилось в вынужденную эмиграцию. Среди жертв чилийской хунты оказались десятки граждан других государств, находившихся в Чили в момент переворота в сентябре 1973 года. Это обстоятельство станет причиной судебного преследования Пиночета за рубежом.

Страна не для пролетариев

«Всё, что мы, военные, делали, мы делали для Чили, а не для себя, и нам не стыдно», — ещё одно высказывание Пиночета, не оставляющее сомнений в его уверенности в правоте своего дела.

А что же реального, помимо рек крови, дал Чили режим Пиночета? Что представляло собой его знаменитое «экономическое чудо»?

В качестве основы для экономических реформ при Пиночете была взята ультралиберальная модель, адептами которой выступили чилийские экономисты, многие из которых учились в Чикаго под руководством нобелевского лауреата профессора Фридмана и профессора Арнольда Харбергера. Поэтому чилийские реформаторы вошли в историю под именем «чикагских мальчиков».

В рамках этой модели в стране была осуществлена так называемая «шоковая терапия», масштабная приватизация государственной собственности, принимался жёстко сбалансированный бюджет, снимались все ограничения на торговлю с заграницей, вводилась пенсионная система накопительного типа.

В новых условиях в страну хлынули иностранные инвестиции, было возобновлено сотрудничество с международными финансовыми институтами. В результате экономика при Пиночете стала стремительно расти.

Однако отличные макроэкономические показатели не отражают картину жизни в стране. Чили стала раем для работодателей, ибо при Пиночете были разгромлены и запрещены профсоюзы, но работники оказались полностью бесправными и не имели ни малейшей защиты от произвола. На фоне стремительно выросших центральных кварталов Сантьяго его рабочие окраины прозябали в нищете.

На фоне сказочно богатеющей элиты две трети чилийцев оставались за чертой бедности. Безработица среди экономически активного населения страны при Пиночете достигала 30 процентов, а по общему объёму производства и среднему уровню зарплат Чили вышла на уровень начала 1970-х годов только к моменту передачи власти гражданскому правительству.

«Мы пытаемся превратить Чили в страну собственников, а не пролетариев», — этой фразой глава хунты пояснял суть своей экономической политики.

И самое главное, реальное чилийское экономическое чудо началось не при Пиночете, а уже после того, как в стране была восстановлена демократическая система.

Пиночет в Мадриде, 1975 год. Пиночет в Мадриде, 1975 год. Фото: www.globallookpress.com

Как Пиночету не дали «тряхнуть стариной»

Об Аугусто Пиночете принято говорить как о лидере военной хунты, хотя формально он не являлся таковым с 1974 года, заняв пост президента страны. В 1980 году он провёл плебисцит, на котором была принята новая конституция страны. В ней, в частности, предполагались свободные выборы, деятельность политических партий и профсоюзов. Однако оговаривалось, что вступление в силу этих статей конституции откладывается на 8 лет.

В 1980-х Пиночет при помощи США и Великобритании пытался избавиться от клейма кровавого диктатора и стать уважаемым государственным лидером. Получалось плохо — забыть то, что натворил Пиночет, было невозможно. Не способствовал этому и откровенный антисемитизм самого Пиночета и его окружения, из-за которого из Чили начался массовый исход евреев. Зато в Чили находили убежище и всячески привечались находившиеся в бегах нацистские преступники, которые помогали чилийским спецслужбам бороться с инакомыслящими.

Во второй половине 1980-х чилийский режим стал проводить более либеральную политику. Обеспечить международное признание Пиночету должен был промежуточный плебисцит, назначенный на 5 октября 1988 года, на котором решался вопрос о том, останется ли президент на своём посту ещё на восемь лет.

Уверенный в успехе, Пиночет разрешил массовые акции своих противников и допустил оппозицию к подсчёту голосов.

Накануне плебисцита на заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек — это была самая массовая манифестация за всю историю Чили.

Многомиллионный митинг накануне плебисцита 1988 года. Многомиллионный митинг накануне плебисцита 1988 года. Фото: Commons.wikimedia.org/ Biblioteca del Congreso Nacional

Первые же результаты волеизъявления 5 октября 1988 года показали, что близка сенсация — Пиночет проигрывал. Но затем передача данных с участков прекратилась, и повисла пауза на несколько часов.

Сторонники Пиночета не любят вспоминать об этой ситуации, предпочитая утверждать, что диктатор добровольно отдал власть. Но на деле судьба Чили 5 октября решалась не только на избирательных участках, но и во дворце «Ла-Монеда», где Пиночет собрал членов хунты и армейский генералитет.

Он предложил отменить результаты плебисцита, ввести военное положение, запретить деятельность оппозиции — в общем, Аугусто Пиночет решил тряхнуть стариной, вспомнив сентябрь 1973 года.

Но здесь, к своему удивлению, он наткнулся на яростное сопротивление соратников. Чилийские генералы заявили Пиночету: новый переворот не поддержит никто в мире, и страна окончательно превратится в изгоя.

После нескольких часов препирательств Пиночет сдался. Утром страна узнала, что диктатор уйдёт.

Слабоумие во имя свободы

Аугусто Пиночет позаботился о своей безопасности. Уйдя в 1990 году с поста президента и передав власть гражданским, он остался командующим сухопутными войсками, сохранив тем самым реальное влияние в стране. Лишь спустя восемь лет Пиночет оставил и этот пост, став при этом пожизненным сенатором, что избавляло его от угрозы уголовного преследования.

Аугусто Пиночет, 1995 год. Аугусто Пиночет, 1995 год. Фото: Commons.wikimedia.org/ Emilio Kopaitic

Уверенность в своей безопасности сыграла с Пиночетом злую шутку. В 1998 году он направился на лечение в Лондон, где и был внезапно арестован. Ордер на арест выдал суд Испании, десятки граждан которой стали жертвами политического террора в Чили.

Началась отчаянная борьба между обвинителями, требовавшими экстрадиции Пиночета в Чили, и защитниками, которые считали нужным проявить к престарелому отставному диктатору милосердие и отпустить его на свободу.

После 16 месяцев домашнего ареста в Лондоне Пиночета всё-таки отпустили домой. Однако его задержание в Великобритании стал толчком к началу уголовного преследования и в Чили.

Последние годы Аугусто Пиночет провёл в борьбе за собственную свободу. В августе 2000 года Верховный суд Чили лишил Пиночета сенаторской неприкосновенности, после чего против него было возбуждено судебное преследование по более чем 100 эпизодам, связанным с убийствами, а также похищениями и пытками людей. В 2001 году адвокаты добились для подзащитного освобождения от ответственности, но с унизительной формулировкой — «ввиду старческого слабоумия».

«Моей судьбой стало изгнание и одиночество»

В слабоумие, однако, поверили не все. 26 августа 2004 года Верховный суд Чили лишил Пиночета неприкосновенности от судебного преследования, а 2 декабря того же года Апелляционный суд страны принял решение о начале процесса по делу бывшего диктатора, обвиняемого в соучастии в убийстве бывшего командующего сухопутными силами генерала Карлоса Пратса.

В 2005–2006 годах новые обвинения стали расти, как снежный ком. Вчерашние соратники Пиночета, те, кто ещё был жив, один за одним оказывались за решёткой. Бывший глава спецслужбы ДИНА Мануэль Контрерас, приговорённый к пожизненному заключению, умер в тюрьме летом 2015 года. Любимец Пиночета, бригадный генерал чилийской армии, сын русского коллаборациониста Семёна Краснова Мигель Краснов и по сей день отбывает тюремный срок за участие в многочисленных пытках и убийствах чилийцев и иностранных граждан.

Сам Пиночет, который, помимо всего прочего, обвинялся в казнокрадстве, уклонении от уплаты налогов, наркоторговле и торговле оружием, такой участи избежал.

Он умер 10 декабря 2006 года после тяжёлого инфаркта в госпитале Сантьяго. Лишь только новость об этом разлетелась по стране, на улицах начались гуляния и празднества. По этой причине от национального траура и государственных похорон было решено воздержаться. После отдания воинских почестей тело было кремировано, а прах тайно захоронен.

Спустя две недели после смерти Фонд Пиночета опубликовал его прощальное письмо к соотечественникам, написанное в 2004 году — тогда, когда, согласно версии адвокатов, бывший диктатор страдал слабоумием. Письмо, однако, написано человеком со здравым рассудком. Как и все последние годы жизни, Пиночет пытался оправдать то, что совершил: «Было необходимо действовать с максимальной суровостью, чтобы избежать эскалации конфликта».

«В моём сердце нет места для ненависти. Моей судьбой стало изгнание и одиночество — то, чего я никогда не представлял и меньше всего хотел», — сетовал Аугусто Пиночет.

Но вряд ли эти слова смогли разжалобить хоть кого-то. Ведь, читая эти строки посмертного обращения, никто не сможет заглянуть Пиночету в его глаза, которые он так старательно прятал от всего мира.

www.aif.ru

как Аугусто Пиночет устроил «террор без границ»

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший. У меня нет обид и есть доброта», — так говорил о себе на склоне лет благообразный седой старичок, в котором уже мало кто мог узнать мрачную фигуру в военной форме, ставшую символом государственного терроризма и беззакония 1970–1980-х годов.

Аугусто Пиночет, которого давно уже нет на этом свете, до сих пор вызывает искренний восторг у одних, и ненависть у других. В день его смерти одни надевали траур, а другие танцевали и пили шампанское.

Его путь к славе и известности начался 25 ноября 1915 года в чилийском Вальпараисо. Отец — Аугусто Пиночет Вера — был служащим портовой таможни, а мать — Авелина Угарте Мартинес — домохозяйкой, она растила шестерых детей, среди которых будущий глава Чили был старшим.

Для выходца из среднего класса путь в элиту чилийского общества лежал через службу в армии. В 17 лет, после окончания школы при семинарии Святого Рафаэля и Институте Кильота и Колехио Святых Сердец французских отцов Вальпараисо, Аугусто поступил в пехотное училище в Сан-Бернардо.

По окончании училища Пиночет в младшем офицерском звании был направлен сначала в полк «Чакабуко» в Консепсьоне, а затем — в полк «Майпо» в Вальпараисо.

В 1948 году Пиночет поступил в Высшую военную академию страны, которую окончил три года спустя. Теперь служба в воинских частях чередовалась у целеустремлённого офицера с преподаванием в армейских учебных заведениях. В 1953 году Пиночет опубликовал свою первую книгу, называвшуюся «География Чили, Аргентины, Боливии и Перу», защитил диссертацию, получил звание бакалавра, после чего поступил в школу права Чилийского университета. Правда, окончить эту учёбу ему так и не пришлось: в 1956 году он был направлен в Кито для оказания помощи в создании Военной академии Эквадора.

Доктор Альенде против любителей хамона

По возвращении в Чили в 1959 году Пиночет неуклонно шёл по карьерной лестнице вверх, в 1971 году в звании генерала заступив на должность командующего гарнизоном Сантьяго.

Это было первым назначением Пиночета в правительстве президента-социалиста Сальвадора Альенде.

Удивительное дело — генерал Пиночет вплоть до 11 сентября 1973 года считался одним из самых верных Альенде представителей военного командования Чили.

«Ложь раскрывается во взгляде, и поскольку я много раз лгал — я носил тёмные очки», — так говорил о себе Пиночет. Действительно, чёрные очки стали неотъемлемой частью имиджа Пиночета. И за ними он успешно скрывал свои настоящие помыслы и взгляды.

Правительство Сальвадора Альенде начало проводить невиданные для Чили реформы — строительство доступного жилья для бедняков, обеспечение выходцам из семей рабочих возможности получать образование и медицинскую помощь и так далее. Социально ориентированная политика сопровождалась масштабной национализацией, в том числе в добывающих отраслях, где Альенде «наступил на хвост» представителям иностранного бизнеса, в том числе американского.

После этого против правительства Альенде была развёрнута масштабная кампания как внутри страны, так и за её пределами. На Чили оказывалось экономическое давление, праворадикальные группировки развязали террористическую войну, по улицам Сантьяго прошли «марши пустых кастрюль». В этих маршах участвовали не представительницы бедноты, а разгневанные дамы из «среднего класса».

Предатель в чёрных очках

Но ещё большей проблемой для властей стали оппозиционные настроения в чилийской армии, где исторически были сильны позиции праворадикалов и консерваторов. Угроза военного переворота в Чили с каждым днём становилась всё более очевидной.

Настроения эти, однако, сдерживались главнокомандующим чилийской армией Карлосом Пратсом. Этот уважаемый в армии военачальник заявлял о лояльности президенту и тем самым стоял на пути у сторонников военного выступления. Считалось, что Пиночет разделяет точку зрения Пратса.

29 июня 1973 года в Сантьяго была предпринята первая попытка военного переворота, получившая название «Танкетасо». Этот мятеж был подавлен под руководством Пратса при активном участии Пиночета.

22 августа 1973 года жёны генералов и офицеров, находящихся под командованием Пратса, устроили митинг у его дома, обвиняя его в неспособности восстановить гражданский мир в Чили. Это событие убедило Пратса, что он утратил поддержку среди своих товарищей-офицеров. На следующий день он ушёл в отставку с постов министра внутренних дел и главнокомандующего армии Чили.

Пратса на его посту сменил Пиночет, считавшийся, как уже говорилось, фигурой, абсолютно лояльной президенту.

За чёрными очками не было видно глаз генерала, а прочитать в них в тот день можно было очень многое. Например, то, что подготовка к настоящему выступлению военных идёт уже несколько месяцев, что в ней активно участвуют представители ЦРУ и американские дипломаты, что Пиночет не просто участник, а лидер заговора. Много лет спустя он будет утверждать, что присоединился к выступлению в последний момент во имя спасения страны. Однако рассекреченные архивы ЦРУ покажут, что Пиночет был вовлечён в заговор ещё на ранних этапах его подготовки, в то самое время, когда был назначен командующим гарнизоном Сантьяго.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови»

11 сентября 1973 года в Чили произошёл государственный переворот. Первыми погибли сторонники Альенде в армии и на флоте — их выявили заранее, чтобы ликвидировать в самом начале. Затем армейские подразделения приступили к захвату правительственных зданий.

Президенту Альенде, находившемуся в президентском дворце «Ла-Монеда», был предъявлен ультиматум: ему предлагалось уйти в отставку и покинуть страну на специальном самолёте вместе с семьёй и приближёнными.

Альенде отказался, и тогда военные начали штурм дворца. После пятичасового боя президентский дворец пал. Президент Сальвадор Альенде застрелился в своём кабинете, не желая попадать в руки мятежников. Ворвавшиеся во дворец военные обнаружили тело Альенде на его рабочем месте. То ли не разобравшись, что президент мёртв, то ли из ненависти мятежники расстреляли уже мёртвого главу государства, всадив в него более десятка пуль.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови, чтобы она оставалась демократией», — так говорил Аугусто Пиночет, ставший лидером военной хунты после свержения Сальвадора Альенде.

Свои слова он подтверждал делом — за первый месяц нахождения хунты у власти были убиты несколько тысяч человек. В Чили и по сей день не знают точно, сколько именно — источники, лояльные к Пиночету, говорят о 3000 убитых, его противники утверждают, что это число нужно как минимум умножить на 10.

Спустя более чем 40 лет после переворота остаётся неизвестной судьба тысяч человек, пропавших без вести во время правления Пиночета. Свидетели рассказывали, что на стадионе Сантьяго, превращённом в концлагерь для противников хунты, трупы убитых были сложены в штабеля. Тела жертв плыли по реке Мапочо, часть останков вывозилась военными вертолётами и сбрасывалась в океан.

Террор без границ

Среди жертв политического террора были и простые чилийцы, и знаменитости. Известному чилийскому поэту и музыканту, театральному режиссёру Виктору Харекаратели сломали руки, пытали его током, а затем, после долгих мучений, расстреляли, выпустив в него 34 пули.

В дни переворота умер лауреат Нобелевской премии по литературе Пабло Неруда. Долгое время считалось, что Неруда, близкий друг Альенде, погиб от естественных причин, однако в 2015 году власти Чили признали, что знаменитый чилиец мог быть убит.

Военные не стремились разбираться в том, кто и в чём виноват. Сотрудница католического издания Кармен Морадор, не являвшаяся сторонницей Альенде, была арестована «просто так». Семь часов она провела на дыбе, была многократно изнасилована, её морили голодом и избивали, ломали ноги, пытали электрошоком, прижигали сигаретами, применяли самые изощрённые и омерзительные издевательства. Родственникам удалось её освободить, однако от перенесённых мучений она вскоре умерла.

Для преследования политических противников режима Пиночета было создано Управление национальной разведки (ДИНА) — политическая полиция, которую очень скоро окрестили «чилийским гестапо». Агенты ДИНА вели охоту за оппозиционерами и за пределами Чили. В 1974 году в результате террористического акта, организованного сотрудниками ДИНА в Аргентине, погибли генерал Карлос Пратс и его супруга. В 1976 году в Вашингтоне киллеры ДИНА убили бывшего министра иностранных и внутренних дел в правительстве Альенде Орландо Летельера.

Через застенки режима Пиночета прошли сотни тысяч чилийцев, около миллиона отправилось в вынужденную эмиграцию. Среди жертв чилийской хунты оказались десятки граждан других государств, находившихся в Чили в момент переворота в сентябре 1973 года. Это обстоятельство станет причиной судебного преследования Пиночета за рубежом.

Страна не для пролетариев

«Всё, что мы, военные, делали, мы делали для Чили, а не для себя, и нам не стыдно», — ещё одно высказывание Пиночета, не оставляющее сомнений в его уверенности в правоте своего дела.

А что же реального, помимо рек крови, дал Чили режим Пиночета? Что представляло собой его знаменитое «экономическое чудо»?

В качестве основы для экономических реформ при Пиночете была взята ультралиберальная модель, адептами которой выступили чилийские экономисты, многие из которых учились в Чикаго под руководством нобелевского лауреата профессора Фридмана и профессора Арнольда Харбергера. Поэтому чилийские реформаторы вошли в историю под именем «чикагских мальчиков».

В рамках этой модели в стране была осуществлена так называемая «шоковая терапия», масштабная приватизация государственной собственности, принимался жёстко сбалансированный бюджет, снимались все ограничения на торговлю с заграницей, вводилась пенсионная система накопительного типа.

В новых условиях в страну хлынули иностранные инвестиции, было возобновлено сотрудничество с международными финансовыми институтами. В результате экономика при Пиночете стала стремительно расти.

Однако отличные макроэкономические показатели не отражают картину жизни в стране. Чили стала раем для работодателей, ибо при Пиночете были разгромлены и запрещены профсоюзы, но работники оказались полностью бесправными и не имели ни малейшей защиты от произвола. На фоне стремительно выросших центральных кварталов Сантьяго его рабочие окраины прозябали в нищете.

На фоне сказочно богатеющей элиты две трети чилийцев оставались за чертой бедности. Безработица среди экономически активного населения страны при Пиночете достигала 30 процентов, а по общему объёму производства и среднему уровню зарплат Чили вышла на уровень начала 1970-х годов только к моменту передачи власти гражданскому правительству.

«Мы пытаемся превратить Чили в страну собственников, а не пролетариев», — этой фразой глава хунты пояснял суть своей экономической политики.

И самое главное, реальное чилийское экономическое чудо началось не при Пиночете, а уже после того, как в стране была восстановлена демократическая система.

Как Пиночету не дали «тряхнуть стариной»

Об Аугусто Пиночете принято говорить как о лидере военной хунты, хотя формально он не являлся таковым с 1974 года, заняв пост президента страны. В 1980 году он провёл плебисцит, на котором была принята новая конституция страны. В ней, в частности, предполагались свободные выборы, деятельность политических партий и профсоюзов. Однако оговаривалось, что вступление в силу этих статей конституции откладывается на 8 лет.

В 1980-х Пиночет при помощи США и Великобритании пытался избавиться от клейма кровавого диктатора и стать уважаемым государственным лидером. Получалось плохо — забыть то, что натворил Пиночет, было невозможно. Не способствовал этому и откровенный антисемитизм самого Пиночета и его окружения, из-за которого из Чили начался массовый исход евреев. Зато в Чили находили убежище и всячески привечались находившиеся в бегах нацистские преступники, которые помогали чилийским спецслужбам бороться с инакомыслящими.

Во второй половине 1980-х чилийский режим стал проводить более либеральную политику. Обеспечить международное признание Пиночету должен был промежуточный плебисцит, назначенный на 5 октября 1988 года, на котором решался вопрос о том, останется ли президент на своём посту ещё на восемь лет.

Уверенный в успехе, Пиночет разрешил массовые акции своих противников и допустил оппозицию к подсчёту голосов.

Накануне плебисцита на заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек — это была самая массовая манифестация за всю историю Чили.

Первые же результаты волеизъявления 5 октября 1988 года показали, что близка сенсация — Пиночет проигрывал. Но затем передача данных с участков прекратилась, и повисла пауза на несколько часов.

Сторонники Пиночета не любят вспоминать об этой ситуации, предпочитая утверждать, что диктатор добровольно отдал власть. Но на деле судьба Чили 5 октября решалась не только на избирательных участках, но и во дворце «Ла-Монеда», где Пиночет собрал членов хунты и армейский генералитет.

Он предложил отменить результаты плебисцита, ввести военное положение, запретить деятельность оппозиции — в общем, Аугусто Пиночет решил тряхнуть стариной, вспомнив сентябрь 1973 года.

Но здесь, к своему удивлению, он наткнулся на яростное сопротивление соратников. Чилийские генералы заявили Пиночету: новый переворот не поддержит никто в мире, и страна окончательно превратится в изгоя.

После нескольких часов препирательств Пиночет сдался. Утром страна узнала, что диктатор уйдёт.

Слабоумие во имя свободы

Аугусто Пиночет позаботился о своей безопасности. Уйдя в 1990 году с поста президента и передав власть гражданским, он остался командующим сухопутными войсками, сохранив тем самым реальное влияние в стране. Лишь спустя восемь лет Пиночет оставил и этот пост, став при этом пожизненным сенатором, что избавляло его от угрозы уголовного преследования.

Уверенность в своей безопасности сыграла с Пиночетом злую шутку. В 1998 году он направился на лечение в Лондон, где и был внезапно арестован. Ордер на арест выдал суд Испании, десятки граждан которой стали жертвами политического террора в Чили.

Началась отчаянная борьба между обвинителями, требовавшими экстрадиции Пиночета в Чили, и защитниками, которые считали нужным проявить к престарелому отставному диктатору милосердие и отпустить его на свободу.

После 16 месяцев домашнего ареста в Лондоне Пиночета всё-таки отпустили домой. Однако его задержание в Великобритании стал толчком к началу уголовного преследования и в Чили.

Последние годы Аугусто Пиночет провёл в борьбе за собственную свободу. В августе 2000 года Верховный суд Чили лишил Пиночета сенаторской неприкосновенности, после чего против него было возбуждено судебное преследование по более чем 100 эпизодам, связанным с убийствами, а также похищениями и пытками людей. В 2001 году адвокаты добились для подзащитного освобождения от ответственности, но с унизительной формулировкой — «ввиду старческого слабоумия».

«Моей судьбой стало изгнание и одиночество»

В слабоумие, однако, поверили не все. 26 августа 2004 года Верховный суд Чили лишил Пиночета неприкосновенности от судебного преследования, а 2 декабря того же года Апелляционный суд страны принял решение о начале процесса по делу бывшего диктатора, обвиняемого в соучастии в убийстве бывшего командующего сухопутными силами генерала Карлоса Пратса.

В 2005–2006 годах новые обвинения стали расти, как снежный ком. Вчерашние соратники Пиночета, те, кто ещё был жив, один за одним оказывались за решёткой. Бывший глава спецслужбы ДИНА Мануэль Контрерас, приговорённый к пожизненному заключению, умер в тюрьме летом 2015 года. Любимец Пиночета, бригадный генерал чилийской армии, сын русского коллаборациониста Семёна Краснова Мигель Краснов и по сей день отбывает тюремный срок за участие в многочисленных пытках и убийствах чилийцев и иностранных граждан.

Сам Пиночет, который, помимо всего прочего, обвинялся в казнокрадстве, уклонении от уплаты налогов, наркоторговле и торговле оружием, такой участи избежал.

Он умер 10 декабря 2006 года после тяжёлого инфаркта в госпитале Сантьяго. Лишь только новость об этом разлетелась по стране, на улицах начались гуляния и празднества. По этой причине от национального траура и государственных похорон было решено воздержаться. После отдания воинских почестей тело было кремировано, а прах тайно захоронен.

Спустя две недели после смерти Фонд Пиночета опубликовал его прощальное письмо к соотечественникам, написанное в 2004 году — тогда, когда, согласно версии адвокатов, бывший диктатор страдал слабоумием. Письмо, однако, написано человеком со здравым рассудком. Как и все последние годы жизни, Пиночет пытался оправдать то, что совершил: «Было необходимо действовать с максимальной суровостью, чтобы избежать эскалации конфликта».

«В моём сердце нет места для ненависти. Моей судьбой стало изгнание и одиночество — то, чего я никогда не представлял и меньше всего хотел», — сетовал Аугусто Пиночет.

Но вряд ли эти слова смогли разжалобить хоть кого-то. Ведь, читая эти строки посмертного обращения, никто не сможет заглянуть Пиночету в его глаза, которые он так старательно прятал от всего мира.

Источник

www.vestnik.az

Глаза, полные лжи. Как Аугусто Пиночет вошёл в историю

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший». 5 ноября 1915 года родился Аугусто Пиночет — лидер военной хунты и президент Чили.

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший. У меня нет обид и есть доброта», — так говорил о себе на склоне лет благообразный седой старичок, в котором уже мало кто мог узнать мрачную фигуру в военной форме, ставшую символом государственного терроризма и беззакония 1970–1980-х годов.

Аугусто Пиночет, которого давно уже нет на этом свете, до сих пор вызывает искренний восторг у одних, и ненависть у других. В день его смерти одни надевали траур, а другие танцевали и пили шампанское.

Его путь к славе и известности начался 25 ноября 1915 года в чилийском Вальпараисо. Отец — Аугусто Пиночет Вера — был служащим портовой таможни, а мать — Авелина Угарте Мартинес — домохозяйкой, она растила шестерых детей, среди которых будущий глава Чили был старшим.

Для выходца из среднего класса путь в элиту чилийского общества лежал через службу в армии. В 17 лет, после окончания школы при семинарии Святого Рафаэля и Институте Кильота и Колехио Святых Сердец французских отцов Вальпараисо, Аугусто поступил в пехотное училище в Сан-Бернардо.

По окончании училища Пиночет в младшем офицерском звании был направлен сначала в полк «Чакабуко» в Консепсьоне, а затем — в полк «Майпо» в Вальпараисо.

В 1948 году Пиночет поступил в Высшую военную академию страны, которую окончил три года спустя. Теперь служба в воинских частях чередовалась у целеустремлённого офицера с преподаванием в армейских учебных заведениях. В 1953 году Пиночет опубликовал свою первую книгу, называвшуюся «География Чили, Аргентины, Боливии и Перу», защитил диссертацию, получил звание бакалавра, после чего поступил в школу права Чилийского университета. Правда, окончить эту учёбу ему так и не пришлось: в 1956 году он был направлен в Кито для оказания помощи в создании Военной академии Эквадора.

Доктор Альенде против любителей хамона

По возвращении в Чили в 1959 году Пиночет неуклонно шёл по карьерной лестнице вверх, в 1971 году в звании генерала заступив на должность командующего гарнизоном Сантьяго.

Это было первым назначением Пиночета в правительстве президента-социалиста Сальвадора Альенде.

Удивительное дело — генерал Пиночет вплоть до 11 сентября 1973 года считался одним из самых верных Альенде представителей военного командования Чили.

«Ложь раскрывается во взгляде, и поскольку я много раз лгал — я носил тёмные очки», — так говорил о себе Пиночет. Действительно, чёрные очки стали неотъемлемой частью имиджа Пиночета. И за ними он успешно скрывал свои настоящие помыслы и взгляды.

Правительство Сальвадора Альенде начало проводить невиданные для Чили реформы — строительство доступного жилья для бедняков, обеспечение выходцам из семей рабочих возможности получать образование и медицинскую помощь и так далее. Социально ориентированная политика сопровождалась масштабной национализацией, в том числе в добывающих отраслях, где Альенде «наступил на хвост» представителям иностранного бизнеса, в том числе американского.

После этого против правительства Альенде была развёрнута масштабная кампания как внутри страны, так и за её пределами. На Чили оказывалось экономическое давление, праворадикальные группировки развязали террористическую войну, по улицам Сантьяго прошли «марши пустых кастрюль». В этих маршах участвовали не представительницы бедноты, а разгневанные дамы из «среднего класса».

Предатель в чёрных очках

Но ещё большей проблемой для властей стали оппозиционные настроения в чилийской армии, где исторически были сильны позиции праворадикалов и консерваторов. Угроза военного переворота в Чили с каждым днём становилась всё более очевидной.

Настроения эти, однако, сдерживались главнокомандующим чилийской армией Карлосом Пратсом. Этот уважаемый в армии военачальник заявлял о лояльности президенту и тем самым стоял на пути у сторонников военного выступления. Считалось, что Пиночет разделяет точку зрения Пратса.

29 июня 1973 года в Сантьяго была предпринята первая попытка военного переворота, получившая название «Танкетасо». Этот мятеж был подавлен под руководством Пратса при активном участии Пиночета.

Скандал в Чили: Пиночет больше не диктатор

22 августа 1973 года жёны генералов и офицеров, находящихся под командованием Пратса, устроили митинг у его дома, обвиняя его в неспособности восстановить гражданский мир в Чили. Это событие убедило Пратса, что он утратил поддержку среди своих товарищей-офицеров. На следующий день он ушёл в отставку с постов министра внутренних дел и главнокомандующего армии Чили.

Пратса на его посту сменил Пиночет, считавшийся, как уже говорилось, фигурой, абсолютно лояльной президенту.

За чёрными очками не было видно глаз генерала, а прочитать в них в тот день можно было очень многое. Например, то, что подготовка к настоящему выступлению военных идёт уже несколько месяцев, что в ней активно участвуют представители ЦРУ и американские дипломаты, что Пиночет не просто участник, а лидер заговора. Много лет спустя он будет утверждать, что присоединился к выступлению в последний момент во имя спасения страны. Однако рассекреченные архивы ЦРУ покажут, что Пиночет был вовлечён в заговор ещё на ранних этапах его подготовки, в то самое время, когда был назначен командующим гарнизоном Сантьяго.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови»

11 сентября 1973 года в Чили произошёл государственный переворот. Первыми погибли сторонники Альенде в армии и на флоте — их выявили заранее, чтобы ликвидировать в самом начале. Затем армейские подразделения приступили к захвату правительственных зданий.

Президенту Альенде, находившемуся в президентском дворце «Ла-Монеда», был предъявлен ультиматум: ему предлагалось уйти в отставку и покинуть страну на специальном самолёте вместе с семьёй и приближёнными.

Альенде отказался, и тогда военные начали штурм дворца. После пятичасового боя президентский дворец пал. Президент Сальвадор Альенде застрелился в своём кабинете, не желая попадать в руки мятежников. Ворвавшиеся во дворец военные обнаружили тело Альенде на его рабочем месте. То ли не разобравшись, что президент мёртв, то ли из ненависти мятежники расстреляли уже мёртвого главу государства, всадив в него более десятка пуль.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови, чтобы она оставалась демократией», — так говорил Аугусто Пиночет, ставший лидером военной хунты после свержения Сальвадора Альенде.

Свои слова он подтверждал делом — за первый месяц нахождения хунты у власти были убиты несколько тысяч человек. В Чили и по сей день не знают точно, сколько именно — источники, лояльные к Пиночету, говорят о 3000 убитых, его противники утверждают, что это число нужно как минимум умножить на 10.

Спустя более чем 40 лет после переворота остаётся неизвестной судьба тысяч человек, пропавших без вести во время правления Пиночета. Свидетели рассказывали, что на стадионе Сантьяго, превращённом в концлагерь для противников хунты, трупы убитых были сложены в штабеля. Тела жертв плыли по реке Мапочо, часть останков вывозилась военными вертолётами и сбрасывалась в океан.

Террор без границ

Среди жертв политического террора были и простые чилийцы, и знаменитости. Известному чилийскому поэту и музыканту, театральному режиссёру Виктору Харе каратели сломали руки, пытали его током, а затем, после долгих мучений, расстреляли, выпустив в него 34 пули.

В дни переворота умер лауреат Нобелевской премии по литературе Пабло Неруда. Долгое время считалось, что Неруда, близкий друг Альенде, погиб от естественных причин, однако в 2015 году власти Чили признали, что знаменитый чилиец мог быть убит.

Военные не стремились разбираться в том, кто и в чём виноват. Сотрудница католического издания Кармен Морадор, не являвшаяся сторонницей Альенде, была арестована «просто так». Семь часов она провела на дыбе, была многократно изнасилована, её морили голодом и избивали, ломали ноги, пытали электрошоком, прижигали сигаретами, применяли самые изощрённые и омерзительные издевательства. Родственникам удалось её освободить, однако от перенесённых мучений она вскоре умерла.

 

Для преследования политических противников режима Пиночета было создано Управление национальной разведки (ДИНА) — политическая полиция, которую очень скоро окрестили «чилийским гестапо». Агенты ДИНА вели охоту за оппозиционерами и за пределами Чили. В 1974 году в результате террористического акта, организованного сотрудниками ДИНА в Аргентине, погибли генерал Карлос Пратс и его супруга. В 1976 году в Вашингтоне киллеры ДИНА убили бывшего министра иностранных и внутренних дел в правительстве Альенде Орландо Летельера.

Через застенки режима Пиночета прошли сотни тысяч чилийцев, около миллиона отправилось в вынужденную эмиграцию. Среди жертв чилийской хунты оказались десятки граждан других государств, находившихся в Чили в момент переворота в сентябре 1973 года. Это обстоятельство станет причиной судебного преследования Пиночета за рубежом.

Страна не для пролетариев

«Всё, что мы, военные, делали, мы делали для Чили, а не для себя, и нам не стыдно», —ещё одно высказывание Пиночета, не оставляющее сомнений в его уверенности в правоте своего дела.

А что же реального, помимо рек крови, дал Чили режим Пиночета? Что представляло собой его знаменитое «экономическое чудо»?

В качестве основы для экономических реформ при Пиночете была взята ультралиберальная модель, адептами которой выступили чилийские экономисты, многие из которых учились в Чикаго под руководством нобелевского лауреата профессора Фридмана и профессора Арнольда Харбергера. Поэтому чилийские реформаторы вошли в историю под именем «чикагских мальчиков».

В рамках этой модели в стране была осуществлена так называемая «шоковая терапия», масштабная приватизация государственной собственности, принимался жёстко сбалансированный бюджет, снимались все ограничения на торговлю с заграницей, вводилась пенсионная система накопительного типа.

В новых условиях в страну хлынули иностранные инвестиции, было возобновлено сотрудничество с международными финансовыми институтами. В результате экономика при Пиночете стала стремительно расти.

Однако отличные макроэкономические показатели не отражают картину жизни в стране. Чили стала раем для работодателей, ибо при Пиночете были разгромлены и запрещены профсоюзы, но работники оказались полностью бесправными и не имели ни малейшей защиты от произвола. На фоне стремительно выросших центральных кварталов Сантьяго его рабочие окраины прозябали в нищете.

На фоне сказочно богатеющей элиты две трети чилийцев оставались за чертой бедности. Безработица среди экономически активного населения страны при Пиночете достигала 30 процентов, а по общему объёму производства и среднему уровню зарплат Чили вышла на уровень начала 1970-х годов только к моменту передачи власти гражданскому правительству.

«Мы пытаемся превратить Чили в страну собственников, а не пролетариев», — этой фразой глава хунты пояснял суть своей экономической политики.

И самое главное, реальное чилийское экономическое чудо началось не при Пиночете, а уже после того, как в стране была восстановлена демократическая система.

Об Аугусто Пиночете принято говорить как о лидере военной хунты, хотя формально он не являлся таковым с 1974 года, заняв пост президента страны. В 1980 году он провёл плебисцит, на котором была принята новая конституция страны. В ней, в частности, предполагались свободные выборы, деятельность политических партий и профсоюзов. Однако оговаривалось, что вступление в силу этих статей конституции откладывается на 8 лет.

В 1980-х Пиночет при помощи США и Великобритании пытался избавиться от клейма кровавого диктатора и стать уважаемым государственным лидером. Получалось плохо — забыть то, что натворил Пиночет, было невозможно. Не способствовал этому и откровенный антисемитизм самого Пиночета и его окружения, из-за которого из Чили начался массовый исход евреев. Зато в Чили находили убежище и всячески привечались находившиеся в бегах нацистские преступники, которые помогали чилийским спецслужбам бороться с инакомыслящими.

Во второй половине 1980-х чилийский режим стал проводить более либеральную политику. Обеспечить международное признание Пиночету должен был промежуточный плебисцит, назначенный на 5 октября 1988 года, на котором решался вопрос о том, останется ли президент на своём посту ещё на восемь лет.

Уверенный в успехе, Пиночет разрешил массовые акции своих противников и допустил оппозицию к подсчёту голосов.

Накануне плебисцита на заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек — это была самая массовая манифестация за всю историю Чили.

Первые же результаты волеизъявления 5 октября 1988 года показали, что близка сенсация — Пиночет проигрывал. Но затем передача данных с участков прекратилась, и повисла пауза на несколько часов.

Сторонники Пиночета не любят вспоминать об этой ситуации, предпочитая утверждать, что диктатор добровольно отдал власть. Но на деле судьба Чили 5 октября решалась не только на избирательных участках, но и во дворце «Ла-Монеда», где Пиночет собрал членов хунты и армейский генералитет.

Он предложил отменить результаты плебисцита, ввести военное положение, запретить деятельность оппозиции — в общем, Аугусто Пиночет решил тряхнуть стариной, вспомнив сентябрь 1973 года.

Но здесь, к своему удивлению, он наткнулся на яростное сопротивление соратников. Чилийские генералы заявили Пиночету: новый переворот не поддержит никто в мире, и страна окончательно превратится в изгоя.

После нескольких часов препирательств Пиночет сдался. Утром страна узнала, что диктатор уйдёт.

Слабоумие во имя свободы

Аугусто Пиночет позаботился о своей безопасности. Уйдя в 1990 году с поста президента и передав власть гражданским, он остался командующим сухопутными войсками, сохранив тем самым реальное влияние в стране. Лишь спустя восемь лет Пиночет оставил и этот пост, став при этом пожизненным сенатором, что избавляло его от угрозы уголовного преследования.

Уверенность в своей безопасности сыграла с Пиночетом злую шутку. В 1998 году он направился на лечение в Лондон, где и был внезапно арестован. Ордер на арест выдал суд Испании, десятки граждан которой стали жертвами политического террора в Чили.

Началась отчаянная борьба между обвинителями, требовавшими экстрадиции Пиночета в Чили, и защитниками, которые считали нужным проявить к престарелому отставному диктатору милосердие и отпустить его на свободу.

После 16 месяцев домашнего ареста в Лондоне Пиночета всё-таки отпустили домой. Однако его задержание в Великобритании стал толчком к началу уголовного преследования и в Чили.

Последние годы Аугусто Пиночет провёл в борьбе за собственную свободу. В августе 2000 года Верховный суд Чили лишил Пиночета сенаторской неприкосновенности, после чего против него было возбуждено судебное преследование по более чем 100 эпизодам, связанным с убийствами, а также похищениями и пытками людей. В 2001 году адвокаты добились для подзащитного освобождения от ответственности, но с унизительной формулировкой — «ввиду старческого слабоумия».

Источник

hystory.mediasole.ru

Ложь, скрытая за темными очками - Хартия'97 :: Новости Беларуси - Белорусские новости - Новости Белоруссии - Республика Беларусь

26
  • Сергей Алумов, diletant.media
  • 11.09.2017, 19:40
  • 11,873

В день смерти Пиночета на улицы Сантьяго люди выходят для танцев и гуляний с улыбками на лицах.

В день смерти Аугусто Пиночета на улицы Сантьяго, столицы Чили, повалил народ. Но не для оплакивания горячо любимого председателя правительственной хунты и экс-президента, а для танцев и гуляний с шампанским в руках и улыбками на лицах. По лояльным к диктатору подсчётам число лиц, погибших или пропавших без вести, равно примерно 3 тысячи. Противники режима говорят о том, что цифру нужно умножать на 10 минимум. Точную цифру установить трудно: Пиночет лично расстрельных приказов не подписывал, да и бумаг хунта почти не оставила, а с трупами поступали просто: скидывали в океан с вертолёта. Поди поищи трупы. Пиночет же сам был достаточно интересной и достаточно спорной личностью.

На склоне лет в Пиночете было тяжело узнать жестокого и коварного человека. Не было у благовидного старика той военной формы и тех тёмных очков, ставших символами государственного террора. Однако общественность не уставала требовать суда над ним. Но как жизнь привела его в президентский дворец Ла-Монеда.

Юношеские годы

Пиночет происходил из небогатой семьи. Отец — портовый служащий, мать — домохозяйка, а в семье шесть детей, Аугусто — старший. Денег и знакомств нет, поэтому единственным социальным лифтом для молодого и желавшего добиться славы и успехов человека была армия. В 17 лет, после окончания школы при семинарии Святого Рафаэля и Институте Кильота и Колехио Святых Сердец французских отцов Вальпараисо, Аугусто поступил в пехотное училище в Сан-Бернардо. По окончании училища Пиночет в младшем офицерском звании был направлен сначала в полк «Чакабуко» в Консепсьоне, а затем — в полк «Майпо» в Вальпараисо.

Родители Аугусто Пиночета

В 1948 году Пиночет поступил в Высшую военную академию страны, которую окончил три года спустя. Теперь служба в воинских частях чередовалась у целеустремлённого офицера с преподаванием в армейских учебных заведениях. В 1953 году Пиночет опубликовал свою первую книгу, называвшуюся «География Чили, Аргентины, Боливии и Перу», защитил диссертацию, получил звание бакалавра, после чего поступил в школу права Чилийского университета. Правда, окончить эту учёбу ему так и не пришлось: в 1956 году он был направлен в Кито для оказания помощи в создании Военной академии Эквадора.

Аугусто Пиночет в 1933 году

По возвращении в Чили в 1959 году Пиночет неуклонно шёл по карьерной лестнице вверх, в 1971 году в звании генерала заступив на должность командующего гарнизоном Сантьяго. Это было первым назначением Пиночета в правительстве президента-социалиста Сальвадора Альенде. Удивительное дело — генерал Пиночет вплоть до 11 сентября 1973 года считался одним из самых верных Альенде представителей военного командования Чили.

Во время президентства Альенде

«Ложь раскрывается во взгляде, и поскольку я много раз лгал — я носил тёмные очки», — так говорил о себе Пиночет. Действительно, чёрные очки стали неотъемлемой частью имиджа Пиночета.

Правительство Сальвадора Альенде начало проводить невиданные для Чили реформы — строительство доступного жилья для бедняков, обеспечение выходцам из семей рабочих возможности получать образование и медицинскую помощь и так далее. Социально ориентированная политика сопровождалась масштабной национализацией, в том числе в добывающих отраслях, где Альенде «наступил на хвост» представителям иностранного бизнеса, в том числе американского. Нужно отметить, что, конечно, действия американцев по расшатыванию ситуации в Чили значительными. Однако экспроприация крупных предприятий правительством сама по себе вызвала отток капиталов и рост инфляции (который был, впрочем, сглажен льготами и другими действиями правительства Альенде, которые лишний раз подтверждают неоднозначность сложившейся ситуации).

На пути к предательству

За падением национальной экономики, вызванной оттоком капитала в самом начале президентства Альенде и последовавшим кризисом цен на медь, начались протестные акции. Недовольство правительством росло, праворадикальные группировки устраивали теракты, чем ещё больше вредили экономике: взрывались ЛЭП и производства, что губило значительную долю урожая. Оппозиционные настроения в армии также росли.

Настроения эти, однако, сдерживались главнокомандующим чилийской армией Карлосом Пратсом. Этот уважаемый в армии военачальник заявлял о лояльности президенту и тем самым стоял на пути у сторонников военного выступления. Считалось, что Пиночет разделяет точку зрения Пратса.

29 июня 1973 года в Сантьяго была предпринята первая попытка военного переворота, получившая название «Танкетасо». Этот мятеж был подавлен под руководством Пратса при активном участии Пиночета.

Генерал Пиночет на военном параде, 1971 год

22 августа 1973 года жёны генералов и офицеров, находящихся под командованием Пратса, устроили митинг у его дома, обвиняя его в неспособности восстановить гражданский мир в Чили. Это событие убедило Пратса, что он утратил поддержку среди своих товарищей-офицеров. На следующий день он ушёл в отставку с постов министра внутренних дел и главнокомандующего армии Чили.

Пратса на его посту сменил Пиночет, считавшийся, как уже говорилось, фигурой, абсолютно лояльной президенту. Тогда никто совершенно не догадывался, что случившийся мятеж — липа, что подготовка к настоящему перевороту идёт уже несколько месяцев при активном участии ЦРУ, и что возглавить его должен именно Пиночет. Много лет спустя Пиночет будет утверждать, что присоединился к выступлению в последний момент во имя спасения страны. Однако рассекреченные архивы ЦРУ покажут, что Пиночет принимал активное участие в заговоре ещё с тех самых пор, как был назначен руководить гарнизоном Сантьяго.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови»

Эту фразу Пиночет любил периодически повторять. Один из моментов омовения в крови настал 11 сентября 1973 года. В Чили произошёл государственный переворот. Первыми жертвами стали сторонники Альенде в армии и на флоте — их выявили заранее, чтобы ликвидировать в самом начале. Затем армейские подразделения приступили к захвату правительственных зданий.

Находившемуся в президентском дворце «Ла-Монеда» Сальвадору Альенду был предъявлен ультиматум: ему предлагалось уйти в отставку и покинуть страну на специальном самолёте вместе с семьёй и приближёнными.

Обстрел дворца Ла-Монеда

Альенде отказался, военные начали штурм. Пять часов шёл бой между армией и верными Альенде солдатами. Президентский дворец в итоге пал, Альенде застрелился в своём кабинете, не желая попадать в руки мятежников. Ворвавшиеся во дворец военные обнаружили тело Альенде на его рабочем месте. То ли не разобравшись, что президент мёртв, то ли из ненависти мятежники расстреляли уже мёртвого главу государства, всадив в него более десятка пуль. Пиночет стал лидером хунты.

Жертвы переворота

Свои слова он подтверждал делом — за первый месяц нахождения хунты у власти были убиты несколько тысяч человек. В Чили и по сей день не знают точно, сколько именно — источники, лояльные к Пиночету, говорят о 3000 убитых, его противники утверждают, что это число нужно как минимум умножить на 10.

Спустя более чем 40 лет после переворота остаётся неизвестной судьба тысяч человек, пропавших без вести во время правления Пиночета. Свидетели рассказывали, что на стадионе Сантьяго, превращённом в концлагерь для противников хунты, трупы убитых были сложены в штабеля. Тела жертв плыли по реке Мапочо, часть останков вывозилась военными вертолётами и сбрасывалась в океан.

Стадион-концлагерь. Кстати, туда водили журналистов

Сотрудник чилийской авиакомпании LAN Хулио Пенья, побывавший на стадионе «Чили», дал показания, что в холле у выхода на футбольное поле он видел три колонны из голых человеческих тел, уложенных рядами по четыре крест на крест друга на друга. В каждой колонне было от 8 до 10 слоев. Солдаты называли эти колонны трупов «бутербродами».

Красноречиво и показательно, что из 10,2 миллионов населения Чили целый миллион предпочёл уехать из страны. Это как если бы из России сейчас уехало 14 600 000 человек, вся Москва или несколько крупных городов. Вместе с этим проводился антиинтеллектуалистский курс — интеллектуалы, дескать, были склонны к марксизму. За всё время нахождения Пиночета у власти в Чили было снято всего два полнометражных художественных фильма. В первые дни переворота «Чили-фильмс» было сожжено, а сотни кинематографистов пропали без вести.

Среди жертв политического террора были и простые чилийцы, и знаменитости. Известному чилийскому поэту и музыканту, театральному режиссёру Виктору Харе каратели сломали руки, пытали его током, а затем, после долгих мучений, расстреляли, выпустив в него 34 пули.

Пиночет принимает парад

Сотрудница католического издания Кармен Морадор, не являвшаяся сторонницей Альенде, была арестована «просто так». Семь часов она провела на дыбе, была многократно изнасилована, её морили голодом и избивали, ломали ноги, пытали электрошоком, прижигали сигаретами, применяли самые изощрённые и омерзительные издевательства. Родственникам удалось её освободить, однако от перенесённых мучений она вскоре умерла.

Мемориал жертвам режима Пиночета

Для преследования политических противников режима Пиночета было создано Управление национальной разведки (ДИНА) — политическая полиция, которую очень скоро окрестили «чилийским гестапо». Агенты ДИНА вели охоту за оппозиционерами и за пределами Чили. В 1974 году в результате террористического акта, организованного сотрудниками ДИНА в Аргентине, погибли генерал Карлос Пратс и его супруга. В 1976 году в Вашингтоне киллеры ДИНА убили бывшего министра иностранных и внутренних дел в правительстве Альенде Орландо Летельера.

«Мы пытаемся превратить Чили в страну собственников, а не пролетариев», или «чилийское экономическое чудо»

В качестве основы для экономических реформ при Пиночете была взята ультралиберальная модель, адептами которой выступили чилийские экономисты, многие из которых учились в Чикаго под руководством нобелевского лауреата профессора Фридмана и профессора Арнольда Харбергера. Поэтому чилийские реформаторы вошли в историю под именем «чикагских мальчиков».

В рамках этой модели в стране была осуществлена так называемая «шоковая терапия» (ничего не напоминает название?), масштабная приватизация государственной собственности, принимался жёстко сбалансированный бюджет, снимались все ограничения на торговлю с заграницей, вводилась пенсионная система накопительного типа. По случайному совпадению у власти оказались лица, участвовавшие в приватизации.

Динамика реальных доходов населения в годы правления Альенде (показаны оранжевыми линиями). Показаны в условных единицах относительно уровня 1970 г. (100%)

В новых условиях в страну хлынули иностранные инвестиции, было возобновлено сотрудничество с международными финансовыми институтами. В результате экономика при Пиночете стала стремительно расти.

Однако отличные макроэкономические показатели не отражают картину жизни в стране. Чили стала раем для работодателей, ибо при Пиночете были разгромлены и запрещены профсоюзы, но работники оказались полностью бесправными и не имели ни малейшей защиты от произвола. На фоне стремительно выросших центральных кварталов Сантьяго его рабочие окраины прозябали в нищете.

Экономические достижения Пиночета: ВВП Чили (синий) в сравнении с Лат. Америкой в целом (оранжевый), 1950—2008 г. Серым выделен период его президентства

На фоне сказочно богатеющей элиты две трети чилийцев оставались за чертой бедности. Безработица среди экономически активного населения страны при Пиночете достигала 30 процентов, а по общему объёму производства и среднему уровню зарплат Чили вышла на уровень начала 1970-х годов только к моменту передачи власти гражданскому правительству. До сих пор считается, что основы нынешнего благосостояния заложены были при Пиночете, однако никто не может точно сказать, что было бы, не будь переворота, тысяч убитых и топтания на демократических институтах. Здесь уместно вспомнить, что при Альенде за примерно 20 лет до Интернета планировалось ввести электронную систему управления предприятиями, по которой можно было бы обмениваться информацией. Иными словами, можно сказать рост был бы, но без крови и для всех, а не только для элит.

Демократия возвращается

На 5 октября 1988 года был назначен плебисцит, на котором должен был победить Пиночет, что обелило бы его в глазах мирового сообщества. Пиночет был уверен в победе, поэтому разрешил массовые акции своих противников и допустил оппозицию к подсчёту голосов. Накануне плебисцита на заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек — это была самая массовая манифестация за всю историю Чили.

Первые же результаты волеизъявления 5 октября 1988 года показали, что близка сенсация — Пиночет проигрывал. Но затем передача данных с участков прекратилась, и повисла пауза на несколько часов.

Аргумент сторонников Пиночета

Сторонники Пиночета не любят вспоминать об этой ситуации, предпочитая утверждать, что диктатор добровольно отдал власть. Но на деле судьба Чили 5 октября решалась не только на избирательных участках, но и во дворце «Ла-Монеда», где Пиночет собрал членов хунты и армейский генералитет. Он предложил отменить результаты плебисцита, ввести военное положение, запретить деятельность оппозиции — в общем, Аугусто Пиночет решил тряхнуть стариной, вспомнив сентябрь 1973 года. Но здесь, к своему удивлению, он наткнулся на яростное сопротивление соратников. Чилийские генералы заявили Пиночету: новый переворот не поддержит никто в мире, и страна окончательно превратится в изгоя.

Аргумент противников. Электрокровать (также при Пиночете словосочетание «печёные яйца» приобрело буквальное выражение)

После нескольких часов препирательств Пиночет сдался. Утром страна узнала, что диктатор уйдёт. До конца жизни шло его преследование. Несмотря на пост в правительстве, а затем на пожизненное сенаторство, он был лишён неприкосновенности. В 2006 году Аугусто Пиночет скончался в больнице в Сантьяго.

Через две недели Фонд Пиночета опубликовал прощальное письмо диктатора к соотечественникам. Пиночет пытался оправдать то, что совершил: «Было необходимо действовать с максимальной суровостью, чтобы избежать эскалации конфликта». «В моём сердце нет места для ненависти. Моей судьбой стало изгнание и одиночество — то, чего я никогда не представлял и меньше всего хотел», — сетовал Аугусто Пиночет.

Но вряд ли эти слова могут хоть кого-то разжалобить из более чем 40 тысяч официальных жертв режима. Пиночет, как он сам говорил, лгал часто. И часто эту ложь прятал за тёмными очками, за которые посмотреть уже никому не удастся.

Сергей Алумов, diletant.media

charter97.org

Глаза, полные лжи. Как Аугусто Пиночет вошёл в историю

25 ноября 1915 года родился Аугусто Пиночет — лидер военной хунты и президент Чили.Если поразмыслить и взвесить, то я хороший. У меня нет обид и есть доброта», — так говорил о себе на склоне лет благообразный седой старичок, в котором уже мало кто мог узнать мрачную фигуру в военной форме, ставшую символом государственного терроризма и беззакония 1970–1980-х годов…

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший»

Аугусто Пиночет, которого давно уже нет на этом свете, до сих пор вызывает искренний восторг у одних, и ненависть у других. В день его смерти одни надевали траур, а другие танцевали и пили шампанское.Его путь к славе и известности начался 25 ноября 1915 года в чилийском Вальпараисо. Отец — Аугусто Пиночет Вера — был служащим портовой таможни, а мать — Авелина Угарте Мартинес — домохозяйкой, она растила шестерых детей, среди которых будущий глава Чили был старшим.Для выходца из среднего класса путь в элиту чилийского общества лежал через службу в армии. В 17 лет, после окончания школы при семинарии Святого Рафаэля и Институте Кильота и Колехио Святых Сердец французских отцов Вальпараисо, Аугусто поступил в пехотное училище в Сан-Бернардо.По окончании училища Пиночет в младшем офицерском звании был направлен сначала в полк «Чакабуко» в Консепсьоне, а затем — в полк «Майпо» в Вальпараисо. В 1948 году Пиночет поступил в Высшую военную академию страны, которую окончил три года спустя. Теперь служба в воинских частях чередовалась у целеустремлённого офицера с преподаванием в армейских учебных заведениях. В 1953 году Пиночет опубликовал свою первую книгу, называвшуюся «География Чили, Аргентины, Боливии и Перу», защитил диссертацию, получил звание бакалавра, после чего поступил в школу права Чилийского университета. Правда, окончить эту учёбу ему так и не пришлось: в 1956 году он был направлен в Кито для оказания помощи в создании Военной академии Эквадора.

Доктор Альенде против любителей хамона.

По возвращении в Чили в 1959 году Пиночет неуклонно шёл по карьерной лестнице вверх, в 1971 году в звании генерала заступив на должность командующего гарнизоном Сантьяго. Это было первым назначением Пиночета в правительстве президента-социалиста Сальвадора Альенде.Удивительное дело — генерал Пиночет вплоть до 11 сентября 1973 года считался одним из самых верных Альенде представителей военного командования Чили.

«Ложь раскрывается во взгляде, и поскольку я много раз лгал — я носил тёмные очки», — так говорил о себе Пиночет. Действительно, чёрные очки стали неотъемлемой частью имиджа Пиночета. И за ними он успешно скрывал свои настоящие помыслы и взгляды.

Правительство Сальвадора Альенде начало проводить невиданные для Чили реформы — строительство доступного жилья для бедняков, обеспечение выходцам из семей рабочих возможности получать образование и медицинскую помощь и так далее. Социально ориентированная политика сопровождалась масштабной национализацией, в том числе в добывающих отраслях, где Альенде «наступил на хвост» представителям иностранного бизнеса, в том числе американского.После этого против правительства Альенде была развёрнута масштабная кампания как внутри страны, так и за её пределами. На Чили оказывалось экономическое давление, праворадикальные группировки развязали террористическую войну, по улицам Сантьяго прошли «марши пустых кастрюль». В этих маршах участвовали не представительницы бедноты, а разгневанные дамы из «среднего класса».

Предатель в чёрных очках.

Но ещё большей проблемой для властей стали оппозиционные настроения в чилийской армии, где исторически были сильны позиции праворадикалов и консерваторов. Угроза военного переворота в Чили с каждым днём становилась всё более очевидной.Настроения эти, однако, сдерживались главнокомандующим чилийской армией Карлосом Пратсом. Этот уважаемый в армии военачальник заявлял о лояльности президенту и тем самым стоял на пути у сторонников военного выступления. Считалось, что Пиночет разделяет точку зрения Пратса.29 июня 1973 года в Сантьяго была предпринята первая попытка военного переворота, получившая название «Танкетасо». Этот мятеж был подавлен под руководством Пратса при активном участии Пиночета.

22 августа 1973 года жёны генералов и офицеров, находящихся под командованием Пратса, устроили митинг у его дома, обвиняя его в неспособности восстановить гражданский мир в Чили. Это событие убедило Пратса, что он утратил поддержку среди своих товарищей-офицеров. На следующий день он ушёл в отставку с постов министра внутренних дел и главнокомандующего армии Чили.Пратса на его посту сменил Пиночет, считавшийся, как уже говорилось, фигурой, абсолютно лояльной президенту.За чёрными очками не было видно глаз генерала, а прочитать в них в тот день можно было очень многое. Например, то, что подготовка к настоящему выступлению военных идёт уже несколько месяцев, что в ней активно участвуют представители ЦРУ и американские дипломаты, что Пиночет не просто участник, а лидер заговора. Много лет спустя он будет утверждать, что присоединился к выступлению в последний момент во имя спасения страны. Однако рассекреченные архивы ЦРУ покажут, что Пиночет был вовлечён в заговор ещё на ранних этапах его подготовки, в то самое время, когда был назначен командующим гарнизоном Сантьяго.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови»

11 сентября 1973 года в Чили произошёл государственный переворот. Первыми погибли сторонники Альенде в армии и на флоте — их выявили заранее, чтобы ликвидировать в самом начале. Затем армейские подразделения приступили к захвату правительственных зданий.

Президенту Альенде, находившемуся в президентском дворце «Ла-Монеда», был предъявлен ультиматум: ему предлагалось уйти в отставку и покинуть страну на специальном самолёте вместе с семьёй и приближёнными.Альенде отказался, и тогда военные начали штурм дворца. После пятичасового боя президентский дворец пал. Президент Сальвадор Альенде застрелился в своём кабинете, не желая попадать в руки мятежников. Ворвавшиеся во дворец военные обнаружили тело Альенде на его рабочем месте. То ли не разобравшись, что президент мёртв, то ли из ненависти мятежники расстреляли уже мёртвого главу государства, всадив в него более десятка пуль.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови, чтобы она оставалась демократией», — так говорил Аугусто Пиночет, ставший лидером военной хунты после свержения Сальвадора Альенде.Свои слова он подтверждал делом — за первый месяц нахождения хунты у власти были убиты несколько тысяч человек. В Чили и по сей день не знают точно, сколько именно — источники, лояльные к Пиночету, говорят о 3000 убитых, его противники утверждают, что это число нужно как минимум умножить на 10.

Спустя более чем 40 лет после переворота остаётся неизвестной судьба тысяч человек, пропавших без вести во время правления Пиночета. Свидетели рассказывали, что на стадионе Сантьяго, превращённом в концлагерь для противников хунты, трупы убитых были сложены в штабеля. Тела жертв плыли по реке Мапочо, часть останков вывозилась военными вертолётами и сбрасывалась в океан.

Террор без границ.

Среди жертв политического террора были и простые чилийцы, и знаменитости. Известному чилийскому поэту и музыканту, театральному режиссёру Виктору Харе каратели сломали руки, пытали его током, а затем, после долгих мучений, расстреляли, выпустив в него 34 пули.В дни переворота умер лауреат Нобелевской премии по литературе Пабло Неруда. Долгое время считалось, что Неруда, близкий друг Альенде, погиб от естественных причин, однако в 2015 году власти Чили признали, что знаменитый чилиец мог быть убит.

Военные не стремились разбираться в том, кто и в чём виноват. Сотрудница католического издания Кармен Морадор, не являвшаяся сторонницей Альенде, была арестована «просто так». Семь часов она провела на дыбе, была многократно изнасилована, её морили голодом и избивали, ломали ноги, пытали электрошоком, прижигали сигаретами, применяли самые изощрённые и омерзительные издевательства. Родственникам удалось её освободить, однако от перенесённых мучений она вскоре умерла.

Для преследования политических противников режима Пиночета было создано Управление национальной разведки (ДИНА) — политическая полиция, которую очень скоро окрестили «чилийским гестапо». Агенты ДИНА вели охоту за оппозиционерами и за пределами Чили. В 1974 году в результате террористического акта, организованного сотрудниками ДИНА в Аргентине, погибли генерал Карлос Пратс и его супруга. В 1976 году в Вашингтоне киллеры ДИНА убили бывшего министра иностранных и внутренних дел в правительстве Альенде Орландо Летельера.

Через застенки режима Пиночета прошли сотни тысяч чилийцев, около миллиона отправилось в вынужденную эмиграцию. Среди жертв чилийской хунты оказались десятки граждан других государств, находившихся в Чили в момент переворота в сентябре 1973 года. Это обстоятельство станет причиной судебного преследования Пиночета за рубежом.

Страна не для пролетариев.

«Всё, что мы, военные, делали, мы делали для Чили, а не для себя, и нам не стыдно», — ещё одно высказывание Пиночета, не оставляющее сомнений в его уверенности в правоте своего дела.А что же реального, помимо рек крови, дал Чили режим Пиночета? Что представляло собой его знаменитое «экономическое чудо»?В качестве основы для экономических реформ при Пиночете была взята ультралиберальная модель, адептами которой выступили чилийские экономисты, многие из которых учились в Чикаго под руководством нобелевского лауреата профессора Фридмана и профессора Арнольда Харбергера. Поэтому чилийские реформаторы вошли в историю под именем «чикагских мальчиков».В рамках этой модели в стране была осуществлена так называемая «шоковая терапия», масштабная приватизация государственной собственности, принимался жёстко сбалансированный бюджет, снимались все ограничения на торговлю с заграницей, вводилась пенсионная система накопительного типа.В новых условиях в страну хлынули иностранные инвестиции, было возобновлено сотрудничество с международными финансовыми институтами. В результате экономика при Пиночете стала стремительно расти.

Однако отличные макроэкономические показатели не отражают картину жизни в стране. Чили стала раем для работодателей, ибо при Пиночете были разгромлены и запрещены профсоюзы, но работники оказались полностью бесправными и не имели ни малейшей защиты от произвола. На фоне стремительно выросших центральных кварталов Сантьяго его рабочие окраины прозябали в нищете.На фоне сказочно богатеющей элиты две трети чилийцев оставались за чертой бедности. Безработица среди экономически активного населения страны при Пиночете достигала 30 процентов, а по общему объёму производства и среднему уровню зарплат Чили вышла на уровень начала 1970-х годов только к моменту передачи власти гражданскому правительству.«Мы пытаемся превратить Чили в страну собственников, а не пролетариев», — этой фразой глава хунты пояснял суть своей экономической политики. И самое главное, реальное чилийское экономическое чудо началось не при Пиночете, а уже после того, как в стране была восстановлена демократическая система.

Как Пиночету не дали «тряхнуть стариной».

Об Аугусто Пиночете принято говорить как о лидере военной хунты, хотя формально он не являлся таковым с 1974 года, заняв пост президента страны. В 1980 году он провёл плебисцит, на котором была принята новая конституция страны. В ней, в частности, предполагались свободные выборы, деятельность политических партий и профсоюзов. Однако оговаривалось, что вступление в силу этих статей конституции откладывается на 8 лет.В 1980-х Пиночет при помощи США и Великобритании пытался избавиться от клейма кровавого диктатора и стать уважаемым государственным лидером. Получалось плохо — забыть то, что натворил Пиночет, было невозможно. Не способствовал этому и откровенный антисемитизм самого Пиночета и его окружения, из-за которого из Чили начался массовый исход евреев. Зато в Чили находили убежище и всячески привечались находившиеся в бегах нацистские преступники, которые помогали чилийским спецслужбам бороться с инакомыслящими.

Во второй половине 1980-х чилийский режим стал проводить более либеральную политику. Обеспечить международное признание Пиночету должен был промежуточный плебисцит, назначенный на 5 октября 1988 года, на котором решался вопрос о том, останется ли президент на своём посту ещё на восемь лет.Уверенный в успехе, Пиночет разрешил массовые акции своих противников и допустил оппозицию к подсчёту голосов. Накануне плебисцита на заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек — это была самая массовая манифестация за всю историю Чили.Первые же результаты волеизъявления 5 октября 1988 года показали, что близка сенсация — Пиночет проигрывал. Но затем передача данных с участков прекратилась, и повисла пауза на несколько часов.

Сторонники Пиночета не любят вспоминать об этой ситуации, предпочитая утверждать, что диктатор добровольно отдал власть. Но на деле судьба Чили 5 октября решалась не только на избирательных участках, но и во дворце «Ла-Монеда», где Пиночет собрал членов хунты и армейский генералитет.Он предложил отменить результаты плебисцита, ввести военное положение, запретить деятельность оппозиции — в общем, Аугусто Пиночет решил тряхнуть стариной, вспомнив сентябрь 1973 года. Но здесь, к своему удивлению, он наткнулся на яростное сопротивление соратников. Чилийские генералы заявили Пиночету: новый переворот не поддержит никто в мире, и страна окончательно превратится в изгоя.После нескольких часов препирательств Пиночет сдался. Утром страна узнала, что диктатор уйдёт.

Слабоумие во имя свободы.

Аугусто Пиночет позаботился о своей безопасности. Уйдя в 1990 году с поста президента и передав власть гражданским, он остался командующим сухопутными войсками, сохранив тем самым реальное влияние в стране. Лишь спустя восемь лет Пиночет оставил и этот пост, став при этом пожизненным сенатором, что избавляло его от угрозы уголовного преследования.Уверенность в своей безопасности сыграла с Пиночетом злую шутку. В 1998 году он направился на лечение в Лондон, где и был внезапно арестован. Ордер на арест выдал суд Испании, десятки граждан которой стали жертвами политического террора в Чили.

Началась отчаянная борьба между обвинителями, требовавшими экстрадиции Пиночета в Чили, и защитниками, которые считали нужным проявить к престарелому отставному диктатору милосердие и отпустить его на свободу.После 16 месяцев домашнего ареста в Лондоне Пиночета всё-таки отпустили домой. Однако его задержание в Великобритании стал толчком к началу уголовного преследования и в Чили.Последние годы Аугусто Пиночет провёл в борьбе за собственную свободу. В августе 2000 года Верховный суд Чили лишил Пиночета сенаторской неприкосновенности, после чего против него было возбуждено судебное преследование по более чем 100 эпизодам, связанным с убийствами, а также похищениями и пытками людей. В 2001 году адвокаты добились для подзащитного освобождения от ответственности, но с унизительной формулировкой — «ввиду старческого слабоумия».

«Моей судьбой стало изгнание и одиночество»

В слабоумие, однако, поверили не все. 26 августа 2004 года Верховный суд Чили лишил Пиночета неприкосновенности от судебного преследования, а 2 декабря того же года Апелляционный суд страны принял решение о начале процесса по делу бывшего диктатора, обвиняемого в соучастии в убийстве бывшего командующего сухопутными силами генерала Карлоса Пратса.В 2005–2006 годах новые обвинения стали расти, как снежный ком. Вчерашние соратники Пиночета, те, кто ещё был жив, один за одним оказывались за решёткой. Бывший глава спецслужбы ДИНА Мануэль Контрерас, приговорённый к пожизненному заключению, умер в тюрьме летом 2015 года. Любимец Пиночета, бригадный генерал чилийской армии, сын русского коллаборациониста Семёна Краснова Мигель Краснов и по сей день отбывает тюремный срок за участие в многочисленных пытках и убийствах чилийцев и иностранных граждан.Сам Пиночет, который, помимо всего прочего, обвинялся в казнокрадстве, уклонении от уплаты налогов, наркоторговле и торговле оружием, такой участи избежал.

Он умер 10 декабря 2006 года после тяжёлого инфаркта в госпитале Сантьяго. Лишь только новость об этом разлетелась по стране, на улицах начались гуляния и празднества. По этой причине от национального траура и государственных похорон было решено воздержаться. После отдания воинских почестей тело было кремировано, а прах тайно захоронен.

Спустя две недели после смерти Фонд Пиночета опубликовал его прощальное письмо к соотечественникам, написанное в 2004 году — тогда, когда, согласно версии адвокатов, бывший диктатор страдал слабоумием. Письмо, однако, написано человеком со здравым рассудком. Как и все последние годы жизни, Пиночет пытался оправдать то, что совершил: «Было необходимо действовать с максимальной суровостью, чтобы избежать эскалации конфликта».

«В моём сердце нет места для ненависти. Моей судьбой стало изгнание и одиночество — то, чего я никогда не представлял и меньше всего хотел», — сетовал Аугусто Пиночет.Но вряд ли эти слова смогли разжалобить хоть кого-то. Ведь, читая эти строки посмертного обращения, никто не сможет заглянуть Пиночету в его глаза, которые он так старательно прятал от всего мира.

Источник: Андрей Сидорчик

Источник: http://fishki.net/2440075-glaza-polnye-lzhi-kak-augusto-pinochet-voshyol-v-istoriju.html © Fishki.net

topnewsrussia.ru

Глаза, полные лжи. Как Аугусто Пиночет вошёл в историю | Блог doctor Shishin

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший». 5 ноября 1915 года родился Аугусто Пиночет — лидер военной хунты и президент Чили.

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший. У меня нет обид и есть доброта», — так говорил о себе на склоне лет благообразный седой старичок, в котором уже мало кто мог узнать мрачную фигуру в военной форме, ставшую символом государственного терроризма и беззакония 1970–1980-х годов.

Аугусто Пиночет, которого давно уже нет на этом свете, до сих пор вызывает искренний восторг у одних, и ненависть у других. В день его смерти одни надевали траур, а другие танцевали и пили шампанское.

Его путь к славе и известности начался 25 ноября 1915 года в чилийском Вальпараисо. Отец — Аугусто Пиночет Вера — был служащим портовой таможни, а мать — Авелина Угарте Мартинес — домохозяйкой, она растила шестерых детей, среди которых будущий глава Чили был старшим.

Для выходца из среднего класса путь в элиту чилийского общества лежал через службу в армии. В 17 лет, после окончания школы при семинарии Святого Рафаэля и Институте Кильота и Колехио Святых Сердец французских отцов Вальпараисо, Аугусто поступил в пехотное училище в Сан-Бернардо.

По окончании училища Пиночет в младшем офицерском звании был направлен сначала в полк «Чакабуко» в Консепсьоне, а затем — в полк «Майпо» в Вальпараисо.

В 1948 году Пиночет поступил в Высшую военную академию страны, которую окончил три года спустя. Теперь служба в воинских частях чередовалась у целеустремлённого офицера с преподаванием в армейских учебных заведениях. В 1953 году Пиночет опубликовал свою первую книгу, называвшуюся «География Чили, Аргентины, Боливии и Перу», защитил диссертацию, получил звание бакалавра, после чего поступил в школу права Чилийского университета. Правда, окончить эту учёбу ему так и не пришлось: в 1956 году он был направлен в Кито для оказания помощи в создании Военной академии Эквадора.

Доктор Альенде против любителей хамона

По возвращении в Чили в 1959 году Пиночет неуклонно шёл по карьерной лестнице вверх, в 1971 году в звании генерала заступив на должность командующего гарнизоном Сантьяго.

Это было первым назначением Пиночета в правительстве президента-социалиста Сальвадора Альенде.

Удивительное дело — генерал Пиночет вплоть до 11 сентября 1973 года считался одним из самых верных Альенде представителей военного командования Чили.

«Ложь раскрывается во взгляде, и поскольку я много раз лгал — я носил тёмные очки», — так говорил о себе Пиночет. Действительно, чёрные очки стали неотъемлемой частью имиджа Пиночета. И за ними он успешно скрывал свои настоящие помыслы и взгляды.

Правительство Сальвадора Альенде начало проводить невиданные для Чили реформы — строительство доступного жилья для бедняков, обеспечение выходцам из семей рабочих возможности получать образование и медицинскую помощь и так далее. Социально ориентированная политика сопровождалась масштабной национализацией, в том числе в добывающих отраслях, где Альенде «наступил на хвост» представителям иностранного бизнеса, в том числе американского.

После этого против правительства Альенде была развёрнута масштабная кампания как внутри страны, так и за её пределами. На Чили оказывалось экономическое давление, праворадикальные группировки развязали террористическую войну, по улицам Сантьяго прошли «марши пустых кастрюль». В этих маршах участвовали не представительницы бедноты, а разгневанные дамы из «среднего класса».

Предатель в чёрных очках

Но ещё большей проблемой для властей стали оппозиционные настроения в чилийской армии, где исторически были сильны позиции праворадикалов и консерваторов. Угроза военного переворота в Чили с каждым днём становилась всё более очевидной.

Настроения эти, однако, сдерживались главнокомандующим чилийской армией Карлосом Пратсом. Этот уважаемый в армии военачальник заявлял о лояльности президенту и тем самым стоял на пути у сторонников военного выступления. Считалось, что Пиночет разделяет точку зрения Пратса.

29 июня 1973 года в Сантьяго была предпринята первая попытка военного переворота, получившая название «Танкетасо». Этот мятеж был подавлен под руководством Пратса при активном участии Пиночета.

Скандал в Чили: Пиночет больше не диктатор

22 августа 1973 года жёны генералов и офицеров, находящихся под командованием Пратса, устроили митинг у его дома, обвиняя его в неспособности восстановить гражданский мир в Чили. Это событие убедило Пратса, что он утратил поддержку среди своих товарищей-офицеров. На следующий день он ушёл в отставку с постов министра внутренних дел и главнокомандующего армии Чили.

Пратса на его посту сменил Пиночет, считавшийся, как уже говорилось, фигурой, абсолютно лояльной президенту.

За чёрными очками не было видно глаз генерала, а прочитать в них в тот день можно было очень многое. Например, то, что подготовка к настоящему выступлению военных идёт уже несколько месяцев, что в ней активно участвуют представители ЦРУ и американские дипломаты, что Пиночет не просто участник, а лидер заговора. Много лет спустя он будет утверждать, что присоединился к выступлению в последний момент во имя спасения страны. Однако рассекреченные архивы ЦРУ покажут, что Пиночет был вовлечён в заговор ещё на ранних этапах его подготовки, в то самое время, когда был назначен командующим гарнизоном Сантьяго.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови»

11 сентября 1973 года в Чили произошёл государственный переворот. Первыми погибли сторонники Альенде в армии и на флоте — их выявили заранее, чтобы ликвидировать в самом начале. Затем армейские подразделения приступили к захвату правительственных зданий.

Президенту Альенде, находившемуся в президентском дворце «Ла-Монеда», был предъявлен ультиматум: ему предлагалось уйти в отставку и покинуть страну на специальном самолёте вместе с семьёй и приближёнными.

Альенде отказался, и тогда военные начали штурм дворца. После пятичасового боя президентский дворец пал. Президент Сальвадор Альенде застрелился в своём кабинете, не желая попадать в руки мятежников. Ворвавшиеся во дворец военные обнаружили тело Альенде на его рабочем месте. То ли не разобравшись, что президент мёртв, то ли из ненависти мятежники расстреляли уже мёртвого главу государства, всадив в него более десятка пуль.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови, чтобы она оставалась демократией», — так говорил Аугусто Пиночет, ставший лидером военной хунты после свержения Сальвадора Альенде.

Свои слова он подтверждал делом — за первый месяц нахождения хунты у власти были убиты несколько тысяч человек. В Чили и по сей день не знают точно, сколько именно — источники, лояльные к Пиночету, говорят о 3000 убитых, его противники утверждают, что это число нужно как минимум умножить на 10.

Спустя более чем 40 лет после переворота остаётся неизвестной судьба тысяч человек, пропавших без вести во время правления Пиночета. Свидетели рассказывали, что на стадионе Сантьяго, превращённом в концлагерь для противников хунты, трупы убитых были сложены в штабеля. Тела жертв плыли по реке Мапочо, часть останков вывозилась военными вертолётами и сбрасывалась в океан.

Террор без границ

Среди жертв политического террора были и простые чилийцы, и знаменитости. Известному чилийскому поэту и музыканту, театральному режиссёру Виктору Харе каратели сломали руки, пытали его током, а затем, после долгих мучений, расстреляли, выпустив в него 34 пули.

В дни переворота умер лауреат Нобелевской премии по литературе Пабло Неруда. Долгое время считалось, что Неруда, близкий друг Альенде, погиб от естественных причин, однако в 2015 году власти Чили признали, что знаменитый чилиец мог быть убит.

Военные не стремились разбираться в том, кто и в чём виноват. Сотрудница католического издания Кармен Морадор, не являвшаяся сторонницей Альенде, была арестована «просто так». Семь часов она провела на дыбе, была многократно изнасилована, её морили голодом и избивали, ломали ноги, пытали электрошоком, прижигали сигаретами, применяли самые изощрённые и омерзительные издевательства. Родственникам удалось её освободить, однако от перенесённых мучений она вскоре умерла.

Для преследования политических противников режима Пиночета было создано Управление национальной разведки (ДИНА) — политическая полиция, которую очень скоро окрестили «чилийским гестапо». Агенты ДИНА вели охоту за оппозиционерами и за пределами Чили. В 1974 году в результате террористического акта, организованного сотрудниками ДИНА в Аргентине, погибли генерал Карлос Пратс и его супруга. В 1976 году в Вашингтоне киллеры ДИНА убили бывшего министра иностранных и внутренних дел в правительстве Альенде Орландо Летельера.

Через застенки режима Пиночета прошли сотни тысяч чилийцев, около миллиона отправилось в вынужденную эмиграцию. Среди жертв чилийской хунты оказались десятки граждан других государств, находившихся в Чили в момент переворота в сентябре 1973 года. Это обстоятельство станет причиной судебного преследования Пиночета за рубежом.

Страна не для пролетариев

«Всё, что мы, военные, делали, мы делали для Чили, а не для себя, и нам не стыдно», — ещё одно высказывание Пиночета, не оставляющее сомнений в его уверенности в правоте своего дела.

А что же реального, помимо рек крови, дал Чили режим Пиночета? Что представляло собой его знаменитое «экономическое чудо»?

В качестве основы для экономических реформ при Пиночете была взята ультралиберальная модель, адептами которой выступили чилийские экономисты, многие из которых учились в Чикаго под руководством нобелевского лауреата профессора Фридмана и профессора Арнольда Харбергера. Поэтому чилийские реформаторы вошли в историю под именем «чикагских мальчиков».

В рамках этой модели в стране была осуществлена так называемая «шоковая терапия», масштабная приватизация государственной собственности, принимался жёстко сбалансированный бюджет, снимались все ограничения на торговлю с заграницей, вводилась пенсионная система накопительного типа.

В новых условиях в страну хлынули иностранные инвестиции, было возобновлено сотрудничество с международными финансовыми институтами. В результате экономика при Пиночете стала стремительно расти.

Однако отличные макроэкономические показатели не отражают картину жизни в стране. Чили стала раем для работодателей, ибо при Пиночете были разгромлены и запрещены профсоюзы, но работники оказались полностью бесправными и не имели ни малейшей защиты от произвола. На фоне стремительно выросших центральных кварталов Сантьяго его рабочие окраины прозябали в нищете.

На фоне сказочно богатеющей элиты две трети чилийцев оставались за чертой бедности. Безработица среди экономически активного населения страны при Пиночете достигала 30 процентов, а по общему объёму производства и среднему уровню зарплат Чили вышла на уровень начала 1970-х годов только к моменту передачи власти гражданскому правительству.

«Мы пытаемся превратить Чили в страну собственников, а не пролетариев», — этой фразой глава хунты пояснял суть своей экономической политики.

И самое главное, реальное чилийское экономическое чудо началось не при Пиночете, а уже после того, как в стране была восстановлена демократическая система.

Об Аугусто Пиночете принято говорить как о лидере военной хунты, хотя формально он не являлся таковым с 1974 года, заняв пост президента страны. В 1980 году он провёл плебисцит, на котором была принята новая конституция страны. В ней, в частности, предполагались свободные выборы, деятельность политических партий и профсоюзов. Однако оговаривалось, что вступление в силу этих статей конституции откладывается на 8 лет.

В 1980-х Пиночет при помощи США и Великобритании пытался избавиться от клейма кровавого диктатора и стать уважаемым государственным лидером. Получалось плохо — забыть то, что натворил Пиночет, было невозможно. Не способствовал этому и откровенный антисемитизм самого Пиночета и его окружения, из-за которого из Чили начался массовый исход евреев. Зато в Чили находили убежище и всячески привечались находившиеся в бегах нацистские преступники, которые помогали чилийским спецслужбам бороться с инакомыслящими.

Во второй половине 1980-х чилийский режим стал проводить более либеральную политику. Обеспечить международное признание Пиночету должен был промежуточный плебисцит, назначенный на 5 октября 1988 года, на котором решался вопрос о том, останется ли президент на своём посту ещё на восемь лет.

Уверенный в успехе, Пиночет разрешил массовые акции своих противников и допустил оппозицию к подсчёту голосов.

Накануне плебисцита на заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек — это была самая массовая манифестация за всю историю Чили.

Первые же результаты волеизъявления 5 октября 1988 года показали, что близка сенсация — Пиночет проигрывал. Но затем передача данных с участков прекратилась, и повисла пауза на несколько часов.

Сторонники Пиночета не любят вспоминать об этой ситуации, предпочитая утверждать, что диктатор добровольно отдал власть. Но на деле судьба Чили 5 октября решалась не только на избирательных участках, но и во дворце «Ла-Монеда», где Пиночет собрал членов хунты и армейский генералитет.

Он предложил отменить результаты плебисцита, ввести военное положение, запретить деятельность оппозиции — в общем, Аугусто Пиночет решил тряхнуть стариной, вспомнив сентябрь 1973 года.

Но здесь, к своему удивлению, он наткнулся на яростное сопротивление соратников. Чилийские генералы заявили Пиночету: новый переворот не поддержит никто в мире, и страна окончательно превратится в изгоя.

После нескольких часов препирательств Пиночет сдался. Утром страна узнала, что диктатор уйдёт.

Слабоумие во имя свободы

Аугусто Пиночет позаботился о своей безопасности. Уйдя в 1990 году с поста президента и передав власть гражданским, он остался командующим сухопутными войсками, сохранив тем самым реальное влияние в стране. Лишь спустя восемь лет Пиночет оставил и этот пост, став при этом пожизненным сенатором, что избавляло его от угрозы уголовного преследования.

Уверенность в своей безопасности сыграла с Пиночетом злую шутку. В 1998 году он направился на лечение в Лондон, где и был внезапно арестован. Ордер на арест выдал суд Испании, десятки граждан которой стали жертвами политического террора в Чили.

Началась отчаянная борьба между обвинителями, требовавшими экстрадиции Пиночета в Чили, и защитниками, которые считали нужным проявить к престарелому отставному диктатору милосердие и отпустить его на свободу.

После 16 месяцев домашнего ареста в Лондоне Пиночета всё-таки отпустили домой. Однако его задержание в Великобритании стал толчком к началу уголовного преследования и в Чили.

Последние годы Аугусто Пиночет провёл в борьбе за собственную свободу. В августе 2000 года Верховный суд Чили лишил Пиночета сенаторской неприкосновенности, после чего против него было возбуждено судебное преследование по более чем 100 эпизодам, связанным с убийствами, а также похищениями и пытками людей. В 2001 году адвокаты добились для подзащитного освобождения от ответственности, но с унизительной формулировкой — «ввиду старческого слабоумия».

Источник

×

cont.ws

Глаза, полные лжи. Как Аугусто Пиночет вошёл в историю

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший». 5 ноября 1915 года родился Аугусто Пиночет — лидер военной хунты и президент Чили.

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший. У меня нет обид и есть доброта», — так говорил о себе на склоне лет благообразный седой старичок, в котором уже мало кто мог узнать мрачную фигуру в военной форме, ставшую символом государственного терроризма и беззакония 1970–1980-х годов.

Аугусто Пиночет, которого давно уже нет на этом свете, до сих пор вызывает искренний восторг у одних, и ненависть у других. В день его смерти одни надевали траур, а другие танцевали и пили шампанское.

Его путь к славе и известности начался 25 ноября 1915 года в чилийском Вальпараисо. Отец — Аугусто Пиночет Вера — был служащим портовой таможни, а мать — Авелина Угарте Мартинес — домохозяйкой, она растила шестерых детей, среди которых будущий глава Чили был старшим.

Для выходца из среднего класса путь в элиту чилийского общества лежал через службу в армии. В 17 лет, после окончания школы при семинарии Святого Рафаэля и Институте Кильота и Колехио Святых Сердец французских отцов Вальпараисо, Аугусто поступил в пехотное училище в Сан-Бернардо.

По окончании училища Пиночет в младшем офицерском звании был направлен сначала в полк «Чакабуко» в Консепсьоне, а затем — в полк «Майпо» в Вальпараисо.

В 1948 году Пиночет поступил в Высшую военную академию страны, которую окончил три года спустя. Теперь служба в воинских частях чередовалась у целеустремлённого офицера с преподаванием в армейских учебных заведениях. В 1953 году Пиночет опубликовал свою первую книгу, называвшуюся «География Чили, Аргентины, Боливии и Перу», защитил диссертацию, получил звание бакалавра, после чего поступил в школу права Чилийского университета. Правда, окончить эту учёбу ему так и не пришлось: в 1956 году он был направлен в Кито для оказания помощи в создании Военной академии Эквадора.

Доктор Альенде против любителей хамона

По возвращении в Чили в 1959 году Пиночет неуклонно шёл по карьерной лестнице вверх, в 1971 году в звании генерала заступив на должность командующего гарнизоном Сантьяго.

Это было первым назначением Пиночета в правительстве президента-социалиста Сальвадора Альенде.

Удивительное дело — генерал Пиночет вплоть до 11 сентября 1973 года считался одним из самых верных Альенде представителей военного командования Чили.

«Ложь раскрывается во взгляде, и поскольку я много раз лгал — я носил тёмные очки», — так говорил о себе Пиночет. Действительно, чёрные очки стали неотъемлемой частью имиджа Пиночета. И за ними он успешно скрывал свои настоящие помыслы и взгляды.

Правительство Сальвадора Альенде начало проводить невиданные для Чили реформы — строительство доступного жилья для бедняков, обеспечение выходцам из семей рабочих возможности получать образование и медицинскую помощь и так далее. Социально ориентированная политика сопровождалась масштабной национализацией, в том числе в добывающих отраслях, где Альенде «наступил на хвост» представителям иностранного бизнеса, в том числе американского.

После этого против правительства Альенде была развёрнута масштабная кампания как внутри страны, так и за её пределами. На Чили оказывалось экономическое давление, праворадикальные группировки развязали террористическую войну, по улицам Сантьяго прошли «марши пустых кастрюль». В этих маршах участвовали не представительницы бедноты, а разгневанные дамы из «среднего класса».

Предатель в чёрных очках

Но ещё большей проблемой для властей стали оппозиционные настроения в чилийской армии, где исторически были сильны позиции праворадикалов и консерваторов. Угроза военного переворота в Чили с каждым днём становилась всё более очевидной.

Настроения эти, однако, сдерживались главнокомандующим чилийской армией Карлосом Пратсом. Этот уважаемый в армии военачальник заявлял о лояльности президенту и тем самым стоял на пути у сторонников военного выступления. Считалось, что Пиночет разделяет точку зрения Пратса.

29 июня 1973 года в Сантьяго была предпринята первая попытка военного переворота, получившая название «Танкетасо». Этот мятеж был подавлен под руководством Пратса при активном участии Пиночета.

Скандал в Чили: Пиночет больше не диктатор

22 августа 1973 года жёны генералов и офицеров, находящихся под командованием Пратса, устроили митинг у его дома, обвиняя его в неспособности восстановить гражданский мир в Чили. Это событие убедило Пратса, что он утратил поддержку среди своих товарищей-офицеров. На следующий день он ушёл в отставку с постов министра внутренних дел и главнокомандующего армии Чили.

Пратса на его посту сменил Пиночет, считавшийся, как уже говорилось, фигурой, абсолютно лояльной президенту.

За чёрными очками не было видно глаз генерала, а прочитать в них в тот день можно было очень многое. Например, то, что подготовка к настоящему выступлению военных идёт уже несколько месяцев, что в ней активно участвуют представители ЦРУ и американские дипломаты, что Пиночет не просто участник, а лидер заговора. Много лет спустя он будет утверждать, что присоединился к выступлению в последний момент во имя спасения страны. Однако рассекреченные архивы ЦРУ покажут, что Пиночет был вовлечён в заговор ещё на ранних этапах его подготовки, в то самое время, когда был назначен командующим гарнизоном Сантьяго.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови»

11 сентября 1973 года в Чили произошёл государственный переворот. Первыми погибли сторонники Альенде в армии и на флоте — их выявили заранее, чтобы ликвидировать в самом начале. Затем армейские подразделения приступили к захвату правительственных зданий.

Президенту Альенде, находившемуся в президентском дворце «Ла-Монеда», был предъявлен ультиматум: ему предлагалось уйти в отставку и покинуть страну на специальном самолёте вместе с семьёй и приближёнными.

Альенде отказался, и тогда военные начали штурм дворца. После пятичасового боя президентский дворец пал. Президент Сальвадор Альенде застрелился в своём кабинете, не желая попадать в руки мятежников. Ворвавшиеся во дворец военные обнаружили тело Альенде на его рабочем месте. То ли не разобравшись, что президент мёртв, то ли из ненависти мятежники расстреляли уже мёртвого главу государства, всадив в него более десятка пуль.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови, чтобы она оставалась демократией», — так говорил Аугусто Пиночет, ставший лидером военной хунты после свержения Сальвадора Альенде.

Свои слова он подтверждал делом — за первый месяц нахождения хунты у власти были убиты несколько тысяч человек. В Чили и по сей день не знают точно, сколько именно — источники, лояльные к Пиночету, говорят о 3000 убитых, его противники утверждают, что это число нужно как минимум умножить на 10.

Спустя более чем 40 лет после переворота остаётся неизвестной судьба тысяч человек, пропавших без вести во время правления Пиночета. Свидетели рассказывали, что на стадионе Сантьяго, превращённом в концлагерь для противников хунты, трупы убитых были сложены в штабеля. Тела жертв плыли по реке Мапочо, часть останков вывозилась военными вертолётами и сбрасывалась в океан.

Террор без границ

Среди жертв политического террора были и простые чилийцы, и знаменитости. Известному чилийскому поэту и музыканту, театральному режиссёру Виктору Харе каратели сломали руки, пытали его током, а затем, после долгих мучений, расстреляли, выпустив в него 34 пули.

В дни переворота умер лауреат Нобелевской премии по литературе Пабло Неруда. Долгое время считалось, что Неруда, близкий друг Альенде, погиб от естественных причин, однако в 2015 году власти Чили признали, что знаменитый чилиец мог быть убит.

Военные не стремились разбираться в том, кто и в чём виноват. Сотрудница католического издания Кармен Морадор, не являвшаяся сторонницей Альенде, была арестована «просто так». Семь часов она провела на дыбе, была многократно изнасилована, её морили голодом и избивали, ломали ноги, пытали электрошоком, прижигали сигаретами, применяли самые изощрённые и омерзительные издевательства. Родственникам удалось её освободить, однако от перенесённых мучений она вскоре умерла.

 

Для преследования политических противников режима Пиночета было создано Управление национальной разведки (ДИНА) — политическая полиция, которую очень скоро окрестили «чилийским гестапо». Агенты ДИНА вели охоту за оппозиционерами и за пределами Чили. В 1974 году в результате террористического акта, организованного сотрудниками ДИНА в Аргентине, погибли генерал Карлос Пратс и его супруга. В 1976 году в Вашингтоне киллеры ДИНА убили бывшего министра иностранных и внутренних дел в правительстве Альенде Орландо Летельера.

Через застенки режима Пиночета прошли сотни тысяч чилийцев, около миллиона отправилось в вынужденную эмиграцию. Среди жертв чилийской хунты оказались десятки граждан других государств, находившихся в Чили в момент переворота в сентябре 1973 года. Это обстоятельство станет причиной судебного преследования Пиночета за рубежом.

Страна не для пролетариев

«Всё, что мы, военные, делали, мы делали для Чили, а не для себя, и нам не стыдно», —ещё одно высказывание Пиночета, не оставляющее сомнений в его уверенности в правоте своего дела.

А что же реального, помимо рек крови, дал Чили режим Пиночета? Что представляло собой его знаменитое «экономическое чудо»?

В качестве основы для экономических реформ при Пиночете была взята ультралиберальная модель, адептами которой выступили чилийские экономисты, многие из которых учились в Чикаго под руководством нобелевского лауреата профессора Фридмана и профессора Арнольда Харбергера. Поэтому чилийские реформаторы вошли в историю под именем «чикагских мальчиков».

В рамках этой модели в стране была осуществлена так называемая «шоковая терапия», масштабная приватизация государственной собственности, принимался жёстко сбалансированный бюджет, снимались все ограничения на торговлю с заграницей, вводилась пенсионная система накопительного типа.

В новых условиях в страну хлынули иностранные инвестиции, было возобновлено сотрудничество с международными финансовыми институтами. В результате экономика при Пиночете стала стремительно расти.

Однако отличные макроэкономические показатели не отражают картину жизни в стране. Чили стала раем для работодателей, ибо при Пиночете были разгромлены и запрещены профсоюзы, но работники оказались полностью бесправными и не имели ни малейшей защиты от произвола. На фоне стремительно выросших центральных кварталов Сантьяго его рабочие окраины прозябали в нищете.

На фоне сказочно богатеющей элиты две трети чилийцев оставались за чертой бедности. Безработица среди экономически активного населения страны при Пиночете достигала 30 процентов, а по общему объёму производства и среднему уровню зарплат Чили вышла на уровень начала 1970-х годов только к моменту передачи власти гражданскому правительству.

«Мы пытаемся превратить Чили в страну собственников, а не пролетариев», — этой фразой глава хунты пояснял суть своей экономической политики.

И самое главное, реальное чилийское экономическое чудо началось не при Пиночете, а уже после того, как в стране была восстановлена демократическая система.

Об Аугусто Пиночете принято говорить как о лидере военной хунты, хотя формально он не являлся таковым с 1974 года, заняв пост президента страны. В 1980 году он провёл плебисцит, на котором была принята новая конституция страны. В ней, в частности, предполагались свободные выборы, деятельность политических партий и профсоюзов. Однако оговаривалось, что вступление в силу этих статей конституции откладывается на 8 лет.

В 1980-х Пиночет при помощи США и Великобритании пытался избавиться от клейма кровавого диктатора и стать уважаемым государственным лидером. Получалось плохо — забыть то, что натворил Пиночет, было невозможно. Не способствовал этому и откровенный антисемитизм самого Пиночета и его окружения, из-за которого из Чили начался массовый исход евреев. Зато в Чили находили убежище и всячески привечались находившиеся в бегах нацистские преступники, которые помогали чилийским спецслужбам бороться с инакомыслящими.

Во второй половине 1980-х чилийский режим стал проводить более либеральную политику. Обеспечить международное признание Пиночету должен был промежуточный плебисцит, назначенный на 5 октября 1988 года, на котором решался вопрос о том, останется ли президент на своём посту ещё на восемь лет.

Уверенный в успехе, Пиночет разрешил массовые акции своих противников и допустил оппозицию к подсчёту голосов.

Накануне плебисцита на заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек — это была самая массовая манифестация за всю историю Чили.

Первые же результаты волеизъявления 5 октября 1988 года показали, что близка сенсация — Пиночет проигрывал. Но затем передача данных с участков прекратилась, и повисла пауза на несколько часов.

Сторонники Пиночета не любят вспоминать об этой ситуации, предпочитая утверждать, что диктатор добровольно отдал власть. Но на деле судьба Чили 5 октября решалась не только на избирательных участках, но и во дворце «Ла-Монеда», где Пиночет собрал членов хунты и армейский генералитет.

Он предложил отменить результаты плебисцита, ввести военное положение, запретить деятельность оппозиции — в общем, Аугусто Пиночет решил тряхнуть стариной, вспомнив сентябрь 1973 года.

Но здесь, к своему удивлению, он наткнулся на яростное сопротивление соратников. Чилийские генералы заявили Пиночету: новый переворот не поддержит никто в мире, и страна окончательно превратится в изгоя.

После нескольких часов препирательств Пиночет сдался. Утром страна узнала, что диктатор уйдёт.

Слабоумие во имя свободы

Аугусто Пиночет позаботился о своей безопасности. Уйдя в 1990 году с поста президента и передав власть гражданским, он остался командующим сухопутными войсками, сохранив тем самым реальное влияние в стране. Лишь спустя восемь лет Пиночет оставил и этот пост, став при этом пожизненным сенатором, что избавляло его от угрозы уголовного преследования.

Уверенность в своей безопасности сыграла с Пиночетом злую шутку. В 1998 году он направился на лечение в Лондон, где и был внезапно арестован. Ордер на арест выдал суд Испании, десятки граждан которой стали жертвами политического террора в Чили.

Началась отчаянная борьба между обвинителями, требовавшими экстрадиции Пиночета в Чили, и защитниками, которые считали нужным проявить к престарелому отставному диктатору милосердие и отпустить его на свободу.

После 16 месяцев домашнего ареста в Лондоне Пиночета всё-таки отпустили домой. Однако его задержание в Великобритании стал толчком к началу уголовного преследования и в Чили.

Последние годы Аугусто Пиночет провёл в борьбе за собственную свободу. В августе 2000 года Верховный суд Чили лишил Пиночета сенаторской неприкосновенности, после чего против него было возбуждено судебное преследование по более чем 100 эпизодам, связанным с убийствами, а также похищениями и пытками людей. В 2001 году адвокаты добились для подзащитного освобождения от ответственности, но с унизительной формулировкой — «ввиду старческого слабоумия».

Источник

https://cont.ws/post/441154

myhistori.ru