Страх и отвращение – на экране Хантер С. Томпсон. Очки томпсона хантера


Хантер Томпсон - история и биография известного журналиста и писателя, жизнь Хантера Томпсона | Hunter Thompson

Быть в центре событий, писать от первого лица, не гнушаться ненормативной лексики и приправить все это щепоткой лжи и фантазии — чистая гонзо-журналистика. Ее основоположник, писатель Хантер Томпсон, еще в самом начале карьеры заявил, что не готов скармливать народу надоевшие клише. Журналист рассказывал о том, что его действительно интересовало. Одна из первых его известных публикаций про лошадиные скачки в Кентукки наделала много шума. Хантер подробно описывал пьяных одутловатых посетителей в одежде, заляпанной виски. Он даже забыл упомянуть победителя скачек. Этот репортаж положил начало стилю гонзо и открыл миру имя Hunter Thompson.

Плыть по течению или плыть к цели

Хантер Томпсон (Hunter Stockton Thompson) родился в 1937 году в Луисвилле, штат Кентукки. Первое имя Томпсона произошло от предполагаемого предка со стороны матери, шотландского хирурга Джона Хантера. Отец Томпсона очень рано умер, мать в итоге начала сильно пить. У будущего скандального журналиста были все данные для занятий спортом. Его приглашали в клубы для юниоров, однако он так никуда и не пошел. Хантер ударился в журналистику, вступил в литературный клуб и помог создать ежегодник The Spectator. Но его выгнали из-за проблем с законом. Обвиненный в причастности к грабежу после того, как он ехал в машине с преступником, Томпсон был приговорен к 60 дням тюрьмы. После досрочного освобождения писатель был зачислен в ряды служащих ВВС США.

Томпсону было всего 20 лет, когда он написал письмо своему другу, который спрашивал жизненного совета. Это случилось приблизительно за 10 лет до того, как журналист написал свой первый скандальный репортаж о жизни с байкерами из мотоклуба Hells Angels. На русском языке книга появилась позже под названием «Ангелы ада». В том письме Хантер рассуждает о смысле жизни:

«Плыть по течению или плыть к цели? Это выбор, который мы все должны делать осознанно или бессознательно. Мало кто это понимает! Подумайте о любом решении, которое вы когда-либо принимали, которое повлияло на ваше будущее: я могу ошибаться, но я не понимаю, что это могло быть, если не выбор. Но почему бы не поддаться течению, если нет цели? Это другой вопрос. Это, безусловно, лучше, чем плавать в неизвестности. Итак, как человек может найти цель? Не замок в звездах, а реальную и осязаемую вещь. Как человек может быть уверен, что это не иллюзия? Ответ и трагедия в том, что мы оцениваем неправильно, мы смотрим на цель, а не на человека. Мы создали ее, и она требует от нас определенных вещей. Мы приспосабливаемся к требованиям, которые НЕ МОГУТ иметь силу».

Журналист Хантер Томпсон - Stone Forest

Страх и ненависть Хантера Томпсона

Томпсон всегда любил огнестрельное оружие, взрывчатку, много курил и ругался. Его неподражаемый образ с сигаретой в мундштуке и очках Ray Ban Shooter с пулевым отверстием на переносице знаком широкой публике после экранизации романа «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», где роль скандального журналиста сыграл Джонни Депп. Книга была опубликована как рассказ в 1971 году в журнале Rolling Stone, где на тот момент работал писатель. Она описывает реальное путешествие Хантера со своим другом адвокатом Оскаром Акоста. Море наркотиков, безудержное веселье и попутный отчет о гонке «Минт 400», ради которой друзья и приехали в город грехов.

Следующий репортаж под названием «Страх и отвращение предвыборной гонки ’72» описывает кампанию Ричарда Никсона, где Томсон сильно критиковал президента США. К слову, эти две книги и некролог для своего друга Оскара, который пропал без вести в 1974 году, стали основой для еще одной киноленты «Там, где бродит бизон». Роль писателя досталась Биллу Мюррею, а фильм вышел задолго до популярной экранизации с Деппом. История получилась скомканной и путаной, но сам образ Хантера снова был на высоте благодаря Биллу и все тем же очкам Ray Ban.

Хантер Томпсон и Страх и ненависть в Лас-Вегасе - Stone Forest

Книги Хантера

За свою жизнь Томпсон опубликовал множество рассказов, начав с работы в The Time, откуда его выгнали за неподчинение. Эта причина увольнения часто всплывала и позже. Когда писатель переехал в Пуэрто-Рико, ему пришлось тяжело, так как спортивный журнал, где он собирался работать, закрылся. В то время Хантер написал рассказы «Принц Медуза» и «Ромовый дневник». В 1965 году был опубликован рассказ «Ангелы ада». К слову, с клубом байкеров, о котором идет речь в истории, журналист путешествовал около года, пока они не избили его до полусмерти. Так толком и не прояснилось, в чем была причина их ссоры. Но зная характер Хантера, удивляться не приходится.

Еще один потрясающий роман получил в русском переводе название «Проклятие Гавайев», где писатель описывает очередной свой трип по островам. Некоторые считают историю продолжением путешествия в Лас-Вегасе. Примечательно, что для обеих книг делал иллюстрации художник и хороший друг журналиста Ральф Стедман.

Позже журналист написал, что прошлый Хантер Томпсон умер и уже ничего не будет по-прежнему. Мысли о суициде появились в предисловии к роману «Великая охота на Акул». Одним из последних известных произведений стал вышедший в 2003 году рассказ «Царство Страха» и «Наших бьют! Кровавый спорт, американская доктрина и водоворот тупости» 2004 года.

Книги Хантера Томпсона

Смерть Хантера Томпсона

В феврале 2005 года Хантер Томпсон умер у себя в доме в Вуди Крик, Колорадо. Его нашли в кабинете, а на листе в печатной машинке было одно слово: «Адвокат». Писатель застрелился в возрасте 67 лет. Кто-то считает, что поступок совершен от отчаяния, старости и болезни. Но близкие Хантера говорят, что это был скорее всего обдуманный шаг. Журналист не раз говорил, что ему нравится иметь возможность убить себя в любой момент.

Задолго до своей смерти Хантер говорил о том, что на его похоронах должна быть чумовая вечеринка, завершением которой будет залп с его прахом из пушки. В итоге актер Джонни Депп оплатил это мероприятие, и выстрел произошел через изображение шестипалого кулака — символа «гонзо».

Цитаты Хантера Томпсона

Многие культовые фразы, ставшие известными за счет экранизации книг писателя, вышли в народ. Хантер никогда не стеснялся в выражениях, он то ли говорил правду, то ли это был сарказм или выдумка. Точно уже никогда не узнать.

«В обществе, где виновен каждый, единственное преступление — быть пойманным. В мире воров единственный смертный грех — глупость», — Томсон всегда был недоволен обществом, американской мечтой и существующими идеалами. Он считал, что жизнь надо прожить без остатка.

«Жизнь не должна быть путешествием к могиле с намерением благополучно сохранить красивое тело. Лучше проскользнуть через облако дыма, полностью израсходоваться, полностью измотаться и громко провозгласить: «Вау! Вот это поездка!».

Отвечая на вечные вопросы о своем пристрастии к запрещенным препаратам, журналист заявлял:

«Я ненавижу рекламировать наркотики, алкоголь, насилие или безумие для всех, но они всегда работали для меня», — Хантер еще в молодости пытался получить должность шерифа округа Питкин в штате Колорадо и декриминализовать наркотики, о чем написал в рассказе «Власть фриков в горах».

Знаменитая фраза, обращенная к другу Оскару в рассказе «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», спустя годы идеально описывает самого писателя:

«Слишком странный чтобы жить, слишком редкий, чтобы умереть».

Сценарист Хантер Томпсон - Stone Forest

Не будем упоминать самое известное изречение про пакеты травы и кучу других препаратов, оно и так известно практически всем. Историю легендарного писателя хочется завершить душевной (хотя бы по представлению Хантера) фразой, ведь когда-то его назвали неудавшимся романистом.

«Возможно, нет никакого рая. Или все это — пустая болтовня, продукт безумного воображения ленивой пьяной деревенщины, чье сердце переполнено ненавистью, но кто нашёл способ жить там, где дует настоящий ветер: где можно поздно ложиться спать, веселиться, пить виски, гонять по пустым улицам и не иметь в голове ничего, кроме желания влюбиться и не быть арестованным».

stoneforest.ru

Страх и ненависть в Лас-Вегасе — Lurkmore

Nohate.jpgНЯ!Эта статья полна любви и обожания.Возможно, стоит добавить ещё больше?
48ef4db2ad.png Анонимус!На данную тематику можно пообщаться с копипастой.
«

Тот, кто делает из себя зверя, избавляется от боли быть человеком

»
— Доктор Самуэль Джонсон, из предисловия
Расовый постер

Страх и ненависть в Лас-Вегасе (англ. Fear and Loathing in Las Vegas) — невероятно известная кинолента, снятая неким Терри Гиллиамом по полуавтобиографической книге небезызвестного Хантера С. Томпсона «Страх и отвращение в Лас-Вегасе: Дикое путешествие в Сердце Американской Мечты».

Главные роли сыграли Джонни Депп, Бенисио Дель Торо, вещества, сигарета Рауля Дюка в мундштуке и его солнечные очки, которые присутствуют в каждой сцене фильма.

Также существует одноимённая японская группа, играющая электроник-металкор.

Школьники и прочая быдлота в чатиках обожают ставить аватары с рожами данных персонажей, ибо уверены, что девиантное поведение и употребление веществ являются признаком истинной крутости.

[править] Съёмочная площадка

Аффтар под дозой. (да, Он самый)

История фильма началась именно тогда, когда Хантер Томпсон, ставший, кстати, прототипом Спайдера из Transmetropolitan, написал сие произведение в особом стиле — гонзо-журналистика. Этот вид создания репортажей отличается крайней субьективностью, видом на события изнутри, ведением рассказа от первого лица — полным погружением в вопрос, так сказать. Эталоном этого жанра является статья Томпсона «Дерби в Кентукки упадочно и порочно», в которой он в красках описал местное быдло, жлобов и алкашей. Именно в таком ключе и был снят фильм.

Режиссёром должен был быть Алекс Кокс, но прочитав предложенный им сценарий, Томпсон охуел и отдал производство фильма Гиллиаму.

На роли главных героев предлагались Дэн Эйкройд и Джон Белуши, уже сыгравшие Братьев Блюз, а также Джон Малкович и Джон Кьюсак. Однако Томпсон отдал предпочтение самизнаетекому. Лично обрив Деппу голову, Томпсон дал отмашку для начала съёмок.

«Самое психоделическое и безумное «роад-муви»» в истории мирового кино... Два приятеля едут в Лас-Вегас. Одного из них зовут Рауль Дюк, он спортивный обозреватель, и в Вегасе у него дела. Второго, кажется, доктор Гонзо. Они не всегда в этом уверены… Да и вокруг творится нечто невообразимое! Родную Неваду не узнать. Только специальные средства могут спасти от всех этих тварей, что буквально кишат вокруг! Нормальным парням вроде наших героев временами даже как-то неуютно в этом хаосе… Культовый фильм культового режиссёра Терри Гиллиама поставлен по культовому роману культового писателя Хантера С.Томпсона — роману, в котором бешеные ритмы семидесятых годов подстегиваются наркотиками, рок-н-роллом и безумной ездой по пустынным автострадам. Этот фильм, участвовавший в официальной программе Каннского кинофестиваля 1998 года, отличает поистине звёздный актёрский состав.

Выход фильма в прокат в 98-ом ознаменовался фейлом, точнее, убытками в 8,5 миллионов зеленых бумажек, однако дальнейшее шествие картины по экранам есть вин.

  • Рауль Дюк во всех сценах носит солнечные очки. Действие сопровождается его размышлениями, изобилующими кошерными словесными оборотами, воспоминаниями и галлюциногенным бредом.
  • Гонзо — друг Дюка, адвокат, самоанец. Любит давать советы, при этом любой совет дает «как адвокат». На протяжении первой части фильма вменяем более своего спутника, на протяжении второй — менее, порой невменяем. В начале фильма похож на реального человека, но если вдумчиво вкурить послесловие в романе (которого в фильме нет), то становится понятно что вполне возможны и другие варианты.
  • Великая Красная Акула — Шевроле с откидным верхом, на которой герои мчались к Американской Мечте.

Оба персонажа находятся под действием веществ на протяжении почти всей картины. Но при этом присутствует ровно одна говносцена а-ля «и вот мы просыпаемся на следующее утро с дикой головной болью и безуспешными попытками вспомнить, что же было вчера», зато какая. К слову сказать, в момент выхода фильма такие сцены ещё не считались заезженными. Соответственно, фильм чуть более, чем наполовину состоит из изображения реальностей, существующих лишь в воспаленных умах героев.

Накануне действа, разворачивающегося в начале фильма, Дюка, сидящего с Гонзо в одном из ресторанов попсовой мажорской дыры Беверли-Хиллз, отправляют в Вегас чтобы стать королями рок-н-ролла для написания статьи о предстоящих гонках. Взяв красный кабриолет напрокат, былинные герои, по-видимому, в течение суток едут через пустыню в Лас-Вегас — «сердце американской мечты». В Вегасе они снимают номер в отеле, где и проводят ночь, наполненную жуткими галлюциногенными кошмарами. На следующий день мотокросс, в общем-то, обходит сознание Дюка стороной ввиду слабой вменяемости от наркотического опьянения. Этой ночью Дюк и Гонзо пытаются пробиться на концерт Дебби Рейнольс, размахивают ножом, куролесят в казино «Базука», пристают к блондинке из съёмочной группы. В номере Гонзо требует у Дюка убить его под «White Rabbit», затем пытается убить самого Дюка. Заперев Гонзо в ванной, Дюк предается воспоминаниям о днях своей молодости, хиппи и Сан-Франциско 60-х годов.

Наутро, не обнаружив в номере Гонзо, но обнаружив дикий срач и кучу счетов, Дюк как можно скорее сваливает из отеля обратно в Лос-Анжелес. По счастливой случайности связавшись в дороге с Гонзо, внезапно сидящем в своём офисе, Дюк узнает, что ему надо было быть на конференции окружных прокуроров в Вегасе. Вернувшись в город, взяв новый белый кабриолет и въехав в номер в отеле «Фламинго», Дюк застает своего адвоката в компании больной на голову малолетки, рисующей портреты Барбары Стрейзанд. Дюк предлагает делать на её жопе деньги, адвокат не соглашается. Пока девочка не оклемалась, её сплавляют в какой-то мотель в пригороде. Далее персонажи обсуждают докладчиков на Третьем съезде окружных прокуроров по теме «Наркотики и опасные лекарства», которые сами напоминают тех ещё торчманов. Приняв адренохрома и проведя тяжёлую ночь, наполненную ужасом диссоциативным трипом, Дюк, пробудившись, застаёт номер в крайне жутком состоянии.

Начиная отсюда, связная последовательность событий несколько теряется. Слушая свой диктофон, Дюк вспоминает некоторые обрывки прошедших дней. Последним воспоминанием оказывается доставка доктора Гонзо на самолет до Лос-Анджелеса, после чего Дюк на всё том же белом кабриолете отправляется в Город Потерянных Ангелов.

[править] They did it for lulz, или Смысл

Канонiчная иллюстрация от Ральфа Стедмана

Канонiчная иллюстрация от Ральфа Стедмана

Вариант, не прошедший цензуру

Вариант, не прошедший цензуру

На первый взгляд отсутствует. Парадоксально, но быть может именно благодаря этому фильм завоевал любовь своей аудитории, так как оставляет греющее ей душу чувство, что и по сюжету обессмысленных, проходящих в дыме сигарет, пьяном угаре, галлюцинациях, беспамятстве и блевотине жизней можно снять фильм или написать книгу.

Но если глубже копнуть в книгу, то можно заметить, что через всю книгу проходит линия поиска пресловутой «американской мечты». Сюжет проникнут некоей меланхолией и ностальгией полысевших и обрюзгших героев по ушедшим анархическим 60-м с хиппями, свободной любовью и рок'н'роллом. А наркотически-алкогольный угар — лишь средство забыться и уйти от похабных реалий сурового мира.

Просмотр этого фильма под веществами полностью меняет восприятие картины, я гарантирую это! Просмотр этого фильма под отличной травкой открывает иные стороны фильма, и становится совершенно ясно, что 90% монологов Дюка — всего лишь поток упоротого сознания. Тем не менее, если хорошенечко дунуть действительно мощных шышек, в беседах доктора журналистики можно найти не то что один смысл, а целый их фрактал. Ну и вообще, под действием веществ открывается много тайного смысла, даже если смотреть ковёр.

Возможно, это понятно и без веществ, но с веществами это становится кристально ясным и совершенно очевидным, потому что разум действительно настраивается на «ту самую волну». Более того, все спецэффекты, которые и на трезвую голову отлично передают упоротость, укуренным сознанием воспринимаются абсолютно по-иному и более чем реалистично.

Просмотр «Страха и ненависти» под другими веществами может раскрыть другие грани фильма — есть смысл попробовать употреблять вещества в том порядке, в котором ими упарывались герои.

Фильм снят по одноимённому роману, которых у Хантера С. Томпсона изначально два. Второй называется «Страх и ненависть в предвыборной гонке» (Fear and loathing on Campaign Trial'72), описывающий примерно то же самое, но от лица Дюка, освещающего внутрипартийные выборы демократов. Причём в каком из двух больше трэша угара и содомии, ещё большой вопрос…

[править] Избранные Цитаты

bMagnify-clip.pngСтрах и ненависть в гостях у сказки

ВНЕЗАПНО нас окружил чудовищный шум, всё небо кишело тварями, похожими на огромных летучих мышей. Они визжали, набрасываясь на машину. Потом раздался крик: «Господи Иисусе, что это за чертовщина?! Кыш! Кыш!!!»

Цитата из фильма

— Это большая машина в небе, один из видов электрической змеи, и она идёт прямо на нас.— Пристрели её.— Не сразу. Сначала изучу её повадки.

Цитата из фильма

У нас было два пакетика травы, семьдесят пять ампул мескалина, 5 пакетиков диэтиламида лизергиновой кислоты или ЛСД, солонка, наполовину наполненная кокаином, и целое море разноцветных амфетаминов, барбитуратов и транквилизаторов, а так же литр текилы, литр рома, ящик «Бадвайзера», пинта чистого эфира, и 12 пузырьков амилнитрита. Не то, чтобы всё это было категорически необходимо в поездке, но если уж начал собирать коллекцию, то к делу надо подходить серьёзно.

Цитата из фильма

— Звонили из штаба. Хотят, чтобы я немедленно ехал в Лас-Вегас и установил контакт с фотографом-португальцем по фамилии Ласерда.Детали операции у него. Я поселюсь в звуконепроницаемом номере, а он сам меня найдёт. Что скажешь?— Дело дрянь. Нужна консультация адвоката, пока не поздно. Как адвокат рекомендую взять самую быструю машину без верха, кокаин, магнитофон для особой музыки да рубашки поярче, и валить...

— Что ж, — ответил я. — Это можно использовать. Не дадим ей протрезветь и будем продавать её на конференции по наркотикам.Он уставился на меня.— Она в самый раз для такого мероприятия. Копы скинутся по пятьдесят баксов, поколотят, чтоб не сопротивлялась и оттрахают всем скопом. Можно поселить её в каком-нибудь захудалом мотеле, развесить по всему номеру портреты Иисуса, а потом напустить на неё свиней … Чёрт, сильная девка, выдержит.Его лицо сильно дергалось. Мы спускались в лифте в вестибюль. «Боже мой, — пробормотал он. – Я знал, что ты извращенец, но никогда не думал от тебя такое услышать»

Цитата из книги

Вот он идёт. Один из прообразов Всевышнего. Высший мутант, не рассчитанный для массового производства. Слишком дикий, чтобы жить, слишком редкий, чтобы сдохнуть.

Цитата из фильма

Я вывернул громкость радио и магнитофона до полного маразма. «Ты, ублюдочный пропиздон-законник! — Заявил я. — Фильтруй базар! Ты ведь с доктором журналистики разговариваешь!»

Цитата из книги

Что же происходит с этой страной, когда любой жополиз может спокойно слинять, наколов доктора журналистики, как последнего болвана?

Цитата из книги

Это место похоже на армию: господствует норма поведения акул — жри раненую. В закрытом обществе, где каждый виновен, преступление заключается в том, что тебя поймали.

Цитата из книги

В Лос-Анджелес вела одна дорога — пятнадцатое шоссе. Гладкая скоростная трасса через Бекер, потом поворот к Голливуду прямо в забытье, спокойствие и мрак. И в царстве уродов станет на одного урода больше…

цитата из фильма

Это было всеобщее фантастическое ощущение, что все, что мы делаем, правильно, и мы побеждаем… И это, я полагаю, и есть та самая фишка — чувство неизбежной победы над силами Старых и Злых. Ни в каком либо политическом или военном смысле: нам это было не нужно. Наша энергия просто преобладала. И было бессмысленно сражаться — на нашей стороне или на их. Мы поймали тот волшебный миг; мы мчались на гребне высокой и прекрасной волны… И сейчас, меньше пяти лет спустя, можешь подняться на крутой холм в Лас Вегасе и посмотреть на Запад, и если у тебя все в порядке с глазами, то ты почти разглядишь уровень полной воды — ту точку, где волна, в конце концов, разбивается и откатывает назад.

цитата из книги

В замкнутом обществе, где виновен каждый, единственное преступление — быть пойманным. В мире жуликов смертельный грех — глупость.

Цитата из книги

С чёрными полосами у кинофильма всё в порядке. Есть два варианта картины: широкоформатный «критерионовский» (по названию издавшей конторы) с соотношением сторон 2,35:1, а также квадратный с изображением в 4:3. Лулзы состоят в том, что ни одно издание не содержит полной картинки: в 2,35:1 сверху и снизу много чего обрезано, зато в 4:3 нет того, что есть на самых краях варианта 2,35:1. Ежели смотреть это кино на экране с пропорциями 16:9 — черные полосы будут в любом варианте.

[править] Похожая тематика:

  • Where the Buffalo Roam — Билл Мюррей в роли Хантера С. Томпсона, жёлтые очки и козырек в наличии.
  • Помутнение
  • Трип — название кагбэ уже должно намекать. Снято Корманом, сценарий написан Джеком Николсоном.
  • Гонзо — документалка о реальном докторе журналистики
  • 'Шапито-шоу' с НТВ, история 'Дружба'
  • «My Little Pony: friendship is magic», s4 e11. Дискорд в образе известно кого.
  • Avenged Sevenfold — Bat Country. Клип, текст, да и название — явные отсылки к сабжу.
  • В первом дополнении к Borderlands 2 и первом эпизоде Tales From The Borderlands присутствует персонаж с именем Шейд и похожей внешностью на одного из главных героев фильма.
Страх и ненависть в Лас-Вегасе имеет отношение к писанине, но ты же ниасилил?
Books1.png
Страх и ненависть в Лас-Вегасе всяко имеет отношение к веществам
Veshestva2.png

lurkmore.to

Страх и отвращение – на экране Хантер С. Томпсон — Look At Me

С тех пор, как Sex Pistols в песне No Future объявили окончательный крах 60-х, стало ясно, что эпоха цветов, свободной любви и расширения сознания закончилась. Выстрел Марка Чепмена забил последний символический гвоздь в гроб социальных, политических и всех остальных иллюзий эпохи. Настали другие времена, и герои «революции цветов» сошли со сцены. Возвращение заняло долгие три десятилетия. Молодежь, отрицающая взгляды и культурные ценности своих родителей, обратилась к опыту пред-предыдущего поколения. Рейв-культура вспомнила идеологию хиппи и по-новому переосмыслила все, что было главным для участников Вудстока и Монтерея. Вместе с музыкой и образом жизни, в моду вошли духовные искания 60-х, в том числе - взгляд на мир через «психоделические» очки.

Изображение 2. undefined.. Изображение № 1.

Среди прочих культовых личностей эпохи, вспомнили одного из главных бунтарей 60-х - скандального писателя и журналиста, доктора Хантера Стоктона Томпсона. В 1998 году английский режиссер Терри Гильям (тоже человек поколения хиппи), экранизировал самый известный роман Томпсона Страх и ненависть в Лас Вегасе /Fear and Loathing in Las Vegas с Джонни Деппом и Бенисио Дель Торо в главных ролях. Фильм провалился в американском прокате, но произвел сенсацию на каннском фестивале, где претендовал на «Золотую пальмовую ветвь». Интересно, что еще одну награду фильму присудила Российская гильдия кинокритиков. Благодаря фильму начался новый виток популярности основательно позабытого литературно-публицистического творчества Хантера С. Томпсона.

Изображение 10. undefined.. Изображение № 2.

Вся американская литература, по сути, - литература журналистов, профессии «писатель» в прагматичном американском обществе не существовало никогда, все хрестоматийные авторы американской литературы: Марк Твен, Лондон, Фитцджеральд, Хемингуэй и проч. - профессиональные журналисты. Репортажи Томпсона, начинавшего свою карьеру в The Time и Rolling Stone с самого начала тяготели скорее к литературе, нежели журналистике в чистом виде. Они были слишком эмоциональны, крайне субъективны, полны цитат, сарказма, юмора, преувеличений и ненормативной лексики. «Революция» 60-х сломала стереотипы во всех областях, и подобный стиль журналистики названный «гонзо» быстро завоевал страницы самых солидных изданий вплоть до The New York Times, а Хантер Томпсон, вместе с другими молодыми писателями-журналистами Томом Вульфом и Лесли Бенгсом, получил заслуженную славу пионера гонзо. Классическая гонзо-статья Томпсона «Дерби в Кентукки - упадочно и порочно» появилась в журнале Scanlan’s Monthly в июне 1970 года следующим образом - Томпсон пропустил все сроки сдачи материала и отправил редактору наброски, вырванные из записной книжки, в таком «черновом» варианте статья и вышла в печать.

Тысячи буйных, спотыкающихся пьяных, тем больше свирепеющих, чем больше они проигрывают денег. К полудню они будут жрать мятные джулепы, держа их в обеих руках и блевать друг на друга между заездами. Все здесь будет завалено телами, плечо к плечу. Будет тяжело передвигаться. Проходы между рядами будут скользкими от блевотины, люди начнут валиться на пол и хватать тебя за ноги, чтобы не быть растоптанными.

Изображение 3. undefined.. Изображение № 3.

Стиль гонзо очень отличался от общей атмосферы благодушия характерной для «детей цветов». Томпсон, третий сын одинокой матери-алкоголички из американской глубинки, имел проблемы с законом еще в подростковом возрасте, отчего вынужден был «сбежать» в армию. С маниакальной любовью писателя к оружию, спорту, пьяным дракам, дружбой и враждой с криминальной группировкой байкеров Hell`s Angels, он был ближе ко взглядам «разочарованного поколения» 70-х, и его главный роман «Страх и Отвращение в Лас Вегасе. Дикое Путешествие в Сердце Американской Мечты» / Fear and Loathing in Las Vegas. A Savage Journey to the Heart of the American Dream - лучшее тому доказательство. Крушение «американской мечты», которое описывал еще Фитцджеральд, в книгах Томпсона приобретает окончательную завершенность, и не оставляет надежды на возрождение этого мифа. Путешествие в Лас Вегас, сказочный, бессонный, стеклянно-неоновый оазис посреди мертвой пустыни Невады, город, где можно воплотить любое самое невероятное желание, превращается в жуткий наркотический трип с непредсказуемым исходом.

У нас было два пакета травы, 75 таблеток мескалина, 5 упаковок кислоты, пол солонки кокаина, и бесконечное множество транквилизаторов всех сортов и расцветок, а так же текила, ром, ящик пива, пинта чистого эфира и амилнитрат. Не то что это был необходимый запас для поездки, но раз начал коллекционировать дурь, то остановиться сложно...

Впервые роман был опубликован в октябре - ноябре 1971 года в двух номерах Rolling Stone с иллюстрациями уэльсского карикатуриста Ральфа Стедмана. Выбор художника был на редкость удачным - «рисунки Стедмана были резкими, сумасшедшими и запечатлели чувства Томпсона, его идею о том, что под пластиковой американской поверхностью скрывается хаос и насилие» - писала The New York Times.

Изображение 1. undefined.. Изображение № 4.

Успех книги поставил Хантера С. Томпсона в один ряд с другими скандальными бунтарями американской литературы Генри Миллером и Чарльзом Буковски, и позволил ему выпустить в 1973 году роман "Fear and Loathing: On the Campaign Trail '72". Книга представляла собой собрание статей в Rolling Stone, в которых Томпсон освещал предвыборную кампанию президента Ричарда М. Никсона и его противника сенатора Джорджа МакГаверна. Хантер Томпсон использовал опыт, который получил во время своей одиозной попытки баллотироваться на пост шерифа города Аспен в 1970-м, которая едва не увенчалась успехом. В его программе, помимо прочего, был пункт о легализации наркотиков, а перед дебатами он побрил голову, что позволило ему назвать оппонента - «длинноволосый».

Изображение 4. undefined.. Изображение № 5.

Вторая половина 70-х и 80-е стала для Хантера Томпсона эпохой забвения. Он изредка пишет для Rolling Stone и различных спортивных изданий, но, после очень сильного романа «Проклятие Гавайев» /The Curse of Lono (1984) практически незамеченного публикой, его статьи и очерки серьезно уступают по качеству всему, что было написано ранее. У него были серьезные проблемы с наркотической и алкогольной зависимостью, семейные проблемы, проблемы со здоровьем итд.

Изображение 5. undefined.. Изображение № 6.

Фильм Терри Гильяма с Джонни Деппом, стал для Томпсона новым этапом жизни. Первоначально, картину должен был снимать Алекс Кокс по сценарию Тода Дэвиса, они же выбрали актеров на главные роли, но потом проект попал в руки Терри Гильяма. Гильям в соавторстве с Тони Грисони написал другой сценарий, который Хантер Томпсон одобрил. Джонни Депп гостил в доме Томпсона несколько месяцев, изучая его привычки и манеры, после чего стал одним из самых близких друзей писателя. Депп выменял у Томпсона знаменитый красный Шевроле, который в романе носит имя «Большая Красная Акула», и проехал на нем всю Калифорнию, чтобы лучше вжиться в роль. Большая часть костюмов, в которых Депп появляется в фильме - копии с костюмов самого Хантера. Писатель даже лично побрил голову Деппу перед съемками. Сам Томпсон снялся в эпизодической роли - когда герой Деппа, проходя по залу клуба Matrix видит человека за столом и произносит «Это был я… Матерь Божья! Это же я!», человек сидящий за столом - ХантерТомпсон.

Никаких больше игр. Никаких бомб. Никаких прогулок. Никакого веселья. Никакого плаванья. 67. Это на 17 лет больше, чем 50. На 17 больше, того, в чем я нуждался или чего хотел. Скучно. Я всегда злобный. Никакого веселья ни для кого. 67. Ты становишься жадным. Веди себя на свой возраст. Расслабься – будет не больно

Культовый статус фильма позволил переиздать большую часть произведений писателя и выпустить несколько новых. Одна из последних книг Томпсона, «Царство Страха» 2003 - злой комментарий уходящему Американскому Веку. Всю жизнь Томпсон был страстным собирателем огнестрельного оружия, и один из экспонатов коллекции поставил жирную точку в его бурной жизни. 20-го февраля 2005 года в возрасте 67 лет он покончил с собой выстрелом в голову. Rolling Stone неразрывно связанный с именем писателя, посвятил ему целый номер, который стал одним из самых продаваемых за всю историю журнала. В последний путь Хантера С. Томпсона провожал Джонни Депп, который оплатил все расходы по весьма экстравагантным похоронам писателя, превращенным в арт-хэппенинг.

Изображение 8. undefined.. Изображение № 7.

Три года спустя, когда удалось разобраться с правами на архив Томпсона, оскаровский лауреат Алекс Гибни в сотрудничестве с Джонни Деппом выпустил документальный фильм Гонзо: страх и ненависть Хантера С. Томпсона / Gonzo: The Life and Work of Dr. Hunter S. Thompson. Фильм участвовал в официальной конкурсной программе фестиваля «Санданс» 2008 и программе «Свободная мысль» 31-го ММКФ. На премьере фильм представили главный редактор русской версии Rolling Stone Александр Кондуков, директор Российского института культурологии Кирилл Разлогов, Атташе по культуре посольства США Лиза Грегори, пресс-атташе группы компаний Акадо Дмитрий Захаров и президент компании Кино без границ Сэм Клебанов. В российский прокат документальный фильм Алекса Гибни Гонзо: страх и ненависть Хантера С. Томпсона выходит 9-го июля.

Изображение 9. undefined.. Изображение № 8.

Фильм Гонзо: страх и ненависть Хантера С. Томпсона - документальное расследование золотого периода творчества писателя с 1965-го по 1975 год, со всеми его важнейшими вехами. В фильм вошли неизвестные ранее кино и аудио материалы из личного архива Томпсона, а также неопубликованные фотографии и дневниковые записи. Уничтожив миф об американской мечте, Томпсон создал другой – миф доктора Хантера С. Томпсона. Разобраться с эти мифом помогают его близкие и друзья, включая писателя Тома Вульфа, художника Ральфа Стэдмана и основателя Rolling Stone Джанна Уэннера. Рассказывает историю доктора Томпсона сам Джонни Депп.

 Изображение 6. undefined.. Изображение № 9.

Джонни Депп выступит в главной роли в еще одной экранизации романа Хантера С. Томпсона Ромовый дневник / The Rum Diary, которая планируется на 2010 год. Автобиографический роман написан в 1959 году. Журналист англоязычной газеты «Дейли-Ньюс» Пол Кэмп бросает свою «правильную» работу в Нью-Йорке и переезжает в маленький туристический городок Сан-Хуан в Пуэрто-Рико, работать в небольшой газете. Фильм рассказывает как человек становится ревнивым, вероломным, жестоким алкоголиком, в этом маленьком, забытом Богом и людьми, городишке.

«Гонзо: страх и ненависть Хантера С.Томпсона» — Трейлер

СПИСОК И БИОГРАФИИ ЛИЦ, ЗАДЕЙСТВОВАННЫХ В ФИЛЬМЕ

Алекс Гибни о Хантере Томпсоне: Он был феноменальным писателем, смешным, как черт знает что, и при этом способным ухватить самую суть американского характера: неистощимый идеализм, смешанный с инстинктивным страхом и ненавистью. 

...помимо гонзо-журналистики, написания книг и социальных провокаций, "акула Хант" занимался еще и фотожурналистикой

                                                                          Алексей Ушаков Arthouse.ru

www.lookatme.ru

10 фактов о Хантере Томпсоне

1. В 19-летнем возрасте Хантер «сбежал» в армию не дожидаясь призыва, поскольку разбил грузовичок своего работодателя. Из ВВС США он был уволен досрочно, поскольку не выносил правил и заражал однокашников «своей мятежной и высокомерной позицией» (как было написано в его армейской характеристике).

«Эти люди не теряли время попусту. Они подняли оргии до уровня искусства, невиданного со времен Калигулы и дьявольских орд Чингизхана, давших начало поколениям лицемерных насильников и сексуальных маньяков, которые горестно сокрушались, что человеческое тело имеет слишком мало отверстий для проникновения, и поэтому они просто вынуждены проделывать своими кинжалами новые, чтобы весь клан мог залезть на жертву одновременно».

(Хантер С. Томпосн, «Клуб геенны огненной»)

2. В начале своей писательской карьеры Хантер несколько раз перепечатал на машинке «Великого Гэтсби», чтобы перенять манеру Фицджеральда. К счастью, из этой затеи ничего не вышло.

«Большие головы, тонкие шеи, слабые мускулы и толстые бумажники — вот преобладающие физические признаки восьмидесятых... Поколение Свиней».

(Хантер С. Томпсон, «Поколение свиней»)

3. В 1964-м Хантер Томпсон решил провести свое расследование самоубийства Хемингуэя и посетил его дом в Кетчуме (Айдахо). Новых фактов Хантер не обнаружил, но зато украл лосиные рога, висевшие у Хэма над дверью.

«Сразу после лекции я уехал в аэропорт. Садясь в самолет, я вздохнул с облегчением: мне удалось убраться из этой страны, и дело обошлась без мордобоя».

(Хантер С. Томпсон, «Зверь с тремя хребтами»)

4. Первый гонзо-текст Хантера Стоктона Томпсона был опубликован в журнале-однодневке Scanlan’s Monthly. Это был знаменитый репортаж «Дерби в Кентукки — упадочно и порочно». Английский художник Ральф Стедман, которого по сюжету Хантер облил слезоточивым газом и вышвырнул из машины (и чьими иллюстрациями украшена эта статья) в реальной жизни оставался близким другом Томпсона до самого конца.

«Поздним пятничным вечером мы со Стэдманом вышли на балкон пресс-комнаты и я попытался описать  различие между  тем, что мы видели сегодня и тем, что будет происходить завтра. “Все это, — сказал я,— будет запружено людьми;  около пятидесяти тысяч, и большинство будут в щепки  пьяны.  Это фантастическое  зрелище — тысячи людей будут падать в обморок, кричать, долбиться, топтать друг  друга и драться разбитыми бутылками из-под виски. Тысячи  буйных, спотыкающихся пьяных, тем больше свирепеющих, чем больше они проигрывают денег. К полудню они будут жрать мятные джулепы, держа их в обеих руках и блевать друг на друга  между  заездами. Все здесь будет завалено телами, плечо к плечу. Будет тяжело передвигаться. Проходы между рядами будут скользкими от  блевотины, люди начнут валиться на пол и хватать тебя за ноги, чтобы не быть  растоптанными. Синяки  будут ссать в штаны перед кассами. Ронять горстки монет и драться за то, чтобы нагнуться и подобрать их».

(Хантер С. Томпсон, «Дерби в Кентукки — упадочно и порочно»)

5. В 1970-м Хантер Томпсон баллотировался на пост шерифа округа Питкин (Колорадо). Основными пунктами его программы были легализация наркотиков, снос всех высоких зданий (чтобы не заслоняли красивые горные пейзажи) и переименование города Аспен в «Город жиртрестов». Он проиграл выборы, собрав 44% (!) голосов.

«Одна из неприятных сторон нашего ремесла заключается в неизбежности злобных нападок безмозглых уродов и чьих-то фанатов. Этому нет конца. По ночам они стучат в вашу дверь или придумывают гнусные судебные иски, мастурбируя, как шимпанзе, в комнатах, освещенных 25-ваттными лампочками».

(Хантер С. Томпсон, «Месть недоумков»)

6. Несмотря на генетически обусловленное раздолбайство, Хантер Томпсон был политически озабоченным персонажем и имел чрезвычайно активную гражданскую позицию. Он не отличался большим человеколюбием, но наиболее самоотверженно он ненавидел Ричарда Никсона. Неустанные журналистские усилия Томпсона, по мнению некоторых аналитиков, едва не привели в 72-м в Белый дом оппонента Никсона от демократов Джорджа Макговерна.

«Президенту Соединенных Штатов не нужно быть умным. Он может балансировать на зловещей грани, за которой — полное отмирание серого вещества головного мозга, и при этом оставаться самым могущественным человеком в мире. Если он арестует главу мафии или отправит мемориал Вашингтона арабам, никто не будет оспаривать его право».

(Хантер С. Томпсон, «После меня — хоть потоп»)

7. Хантер Томпсон был фанатом стрелкового оружия и взрывчатых веществ. Однажды, когда Томпсон убрался в хлам и начал бузить (что не было редким явлением), его жена вызвала копов. Патрульный спросил, есть ли в доме оружие. И жена честно ответила: «22 ствола, и все заряжены».

«Сегодня вечером телевизоры не работают. Экраны почернели на середине очередной серии “Майами, полиция нравов”, как раз в тот момент, когда Дон Джонсон подстрелил “кагэбэшного” киллера из своего суперсовременного пистолета. Потом шторм усилился, а настроение людей стало резко падать. Эти недоумки начали избивать друг друга акульими баграми в ночных барах и придорожных тавернах, стоящих вдоль хайвея. Местные жители могут вынести почти все, но только не срыв трансляции “Майами, полиции нравов”. В такие ночи лучше не отвечать на телефонные звонки. Они могут означать только неприятности».

(Хантер С. Томпсон, «Гонзо-спасение затонувших ценностей»)

8. Хантер Томпсон работал со многими изданиями, но «родным домом» для него, пожалуй, был журнал Rolling Stone. Именно там были опубликованы культовые «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» и многое другое.

«Я предвкушал, с каким шумом мы будем носиться вокруг Лас-Вегаса на этом содомизаторе. Можно еще провести несколько серьезных автогонок по Бульвару: притормозить у того большого светофора и начать орать в окружающие тебя машины:

— Ну вы, бля, засранцы поебанные! Гомосеки засратые! Когда дадут зеленый на хуй, я пиздану на полную и сдую вас всех, безмазовых подонков, с дороги!

Вот так. Бросить вызов этим ублюдкам в их же собственном огороде. С визгом тормозов подъебать к переходу, дергаясь под рев мотора, с бутылкой рома в одной руке, а другой жать на гудок, заглушая музыку... подернутые пеленой глаза с безумно расширенными зрачками, скрытыми за небольшими, черными, жлобскими, в золотой оправе, очками... вопя тарабарщину... чистопородная опасная пьянь, от которой воняет эфиром и конечным психозом. Разогревать движок до ужасающего, пронзительного и дребезжащего скулежа, ожидая, когда дадут зеленый свет...».

(Хантер С. Томпсон «Страх и отвращение в Лас-Вегасе»)

9. Предсмертная записка Хантера Томпсона гласила: «Футбольный сезон закончен».

«…И хотя мы будем горько о нем сожалеть, мы понимаем его решение. Пусть мир знает, что Хантер Томпсон умер с полным стаканом в руках, бесстрашным человеком, воином».

(Из некролога в Rolling Stone)

10. Прах Томпсона был развеян 20 августа 2005 года из специально сконструированной по случаю пушки, закрепленной на высоте 46 метров — такова была его последняя воля. Расходы по организации «похорон» взял на себя Джонни Депп.

«Никаких больше игр. Никаких бомб. Никаких прогулок. Никакого веселья. Никакого плаванья. 67. Это на 17 лет больше, чем 50. На 17 лет больше, чем 50. На 17 больше, чем я нуждался или хотел. Скучно. Я всегда злобный. Никакого веселья ни для кого. 67. Ты становишься жадным. Веди себя на свой возраст. Расслабься — будет не больно».

(Хантер С. Томпсон. Из записок, сделанных накануне самоубийства)

open.ua


Смотрите также