США-Восток'79: Чудеса математики. Очки глен


Очки — фанфик по фэндому «Kingsman»

Двадцать три – нежный возраст, пишут в журнале по психологии. Глен носит очки в роговой оправе, много и нервно улыбается. Он переживает, что из-за зрения не пройдет отбор, и признается в этом Гарри, когда они идут по грудь в болотной воде, подняв над головой винтовки.

– Если бы тебя сочли негодным, ты бы не прошел и отборочный тур, – возражает Гарри. Его тоже занимает вопрос с очками. Без очков Глен видит хорошо только на расстоянии вытянутой руки. Очки разобьются – и миссия закончится очень быстро.

– Фицпатрик сказал, что у Кингсмана должно быть идеальное зрение, – говорит Глен, задирая голову. Очки сползают на нос, и он дергает головой, пытаясь подкинуть их выше на переносице. – Я одного не пойму, если я уже не прохожу, зачем они меня здесь держат? И собаку мне не дали.

В тумане хрустит ветка, звук оглушительный, как выстрел. Гарри бросается к берегу, ложится на него грудью, Глен бежит за ним, плюется жижей, она забилась ему в рот. Гарри ищет под ногами опору, не находит, спотыкается и начинает тонуть. Глен хватает его за ноги и пихает вверх, Гарри вываливается на топкий берег, выбрасывает вперед руку с винтовкой, хватается свободной рукой за кочку.

Он поворачивается, тянет руку Глену. Глен смотрит на него круглыми глазами, подбородок у него в грязи. Он плюется грязью и шлепает рукой по болоту, на носу от очков у него осталась только вмятина на переносице. На щеке у него – отпечаток от рифленой подошвы Гарри.

– Быстрее, – Гарри тянет руку

– Как я буду стрелять, – шипит Глен.

– На звук!

Гарри вытаскивает Глена на топкий берег, и они бегут в укрытие. Пыхтя, шлепаются на животы, и смотрят в прицелы. Гарри так сжимает винтовку, что у него болят пальцы. Он выравнивает дыхание, расслабляется, вспоминает занятия йогой. Йога кажется смешной только пока ты машешь ногами в зале, когда нужно напрячь одни мышцы и расслабить другие, ты быстро понимаешь, что йога – это серьезная часть подгтовки.

– Я ни черта не вижу, – бормочет Глен. – Гарри, я завалюсь. Было приятно работать с тобой. Ты, конечно, не граф, и даже не виконт, но ты хороший малый. Пришли мне открытку из Кувейта, или где будешь на миссии.

– Глен, – Гарри не отрывается от прицела. Положи мне руку на плечо.

– Зачем это?

– Положи. Я соориентирую тебя по направлению и скажу, на сколько стрелять.

– Это не парное задание, а индивидуальное, и это было бы обманом, – спорит Глен, но все равно кладет Гарри руку на плечо. Гарри терпеливо ждет цель, затаив дыхание, и, когда она появляется, шепчет под аккомпанемент своего бешенно бющегося сердца.

– На два часа, огонь!

Два выстрела звучат одновременно, пули бьют в бронежилет, и Том Бенкс заваливается в дикую ежевику Это больно, Гарри знает, выстрел в бронежилет как удар в грудь крошечным, но мощным кулаком. А еще ежевика колючая, и, выбираясь из него, Том раздерет себе лицо.

***

Задание выполнено, очки утонули. Глена вызывает Фицпатрик, и долго разговаривает с ним в кабинете. Гарри ждет его снаружи, делая вид, что тренирует с мистером Пиклом команду «фас» на садовнике. Садовник, невозмутимый пожилой валлиец, смотрит на мистера Пикла, слюнявящего его сапог, снисходительно.

– У немецких овчарок хват посильнее был, – говорит садовник. Он везет тачку к клумбе, за ним по траве, вцепившись в сапог, скользит лапами мистер Пикл, за которым со сложенным поводком в руке идет Гарри.

– Вас кусали немецкие овчарки? – спрашивает Гарри. Садовник усмехается, и останавливается у клумбы с розами. Он наклоняется, берет мистера Пикла за шкирку и отцепляет его у себя с сапога.

– Кусали. А я кусал немецких шлюх, молодой человек, и это было намного приятнее, – садовник подмигивает и отдает мистера Пикла, которого держит за шкирку и под зад, Гарри. Мистер Пикл жмется Гарри к груди и лижет его подбородок.

Гарри смущен и уязвлен. Он не кусал никаких шлюх, ни немецких, ни английских, вообще никого не кусал, и, когда садовник, насвистывая, возвращается к своим обязанностям, Гарри чувствует себя проигравшим поединок чести.

Глен спускается по ступенькам, вид у него невеселый. Гарри опускает мистера Пикла на землю и подходит к Глену, отряхивая ладони. Мистер Пикл трусит вокруг Глена, обнюхивая ранты его ботинок, и поднимает лапу. Гарри хватает Глена на руку, и Глен едва успевает отпрыгнуть в сторону, ругаясь со страшным шотландским акцентом, плоским, как стол.

– Чему ты учишь своего пса? – вскипает Глен.

– Извини. Мы долго тебя ждали, и мистер Пикл, должно быть переволновался, – объясняет Гарри. – Что сказал Фицпатрик?

– Я думал, что буду говорить с Персивалем, но я говорил с Артуром. Я не буду полевым агентом, Гарри. Вообще никогда, – Глен поправляет очки. Он пытается держать лицо, у него плохо получается. Уголки губ опущены, он бледный, даже бледнее обычного.

– Из-за зрения?

– Не только. Он знает, что я потерял очки, и знает, что стрелял я не сам, – Глен поджимает губы. – Я говорил, что это идиотская идея. Нас прослушивали, все то время, что мы ползали по болотам, нас слушали через микрофоны в бронежилетах. Я мог бы догадаться.

– Надо было перейти на язык жестов, – хмурится Гарри. Теперь он видит в своем плане белые пятна. – Но мы сидели почти плечом к плечу. Я подумал, не будет большой разницы.

– Большая разница была, – Глен снимает очки и трет переносицу. – Спасибо, Гарри. Ты настоящий друг, лучший, который у меня был, но это уже не важно. Они никогда не тренировали меня на Кингсмана. Они хотят, чтобы я был координатором.

– Чтобы ты был Мерлином?

– Ты слышал, что я сказал. Какой смысл повторять? – Глен надевает очки. Он легко краснеет, и идет красными пятнами до самых бровей.

***

У Мерлина должна быть очень хорошая память, почти идеальная. Глен, когда ему показывают номера личных дел в выдвинутых цинковых ящиках, отмеченных серыми, красными, желтыми, голубыми и белыми закладками, закрывает глаза и находит нужную раньше, чем берет ее в руку.

Гарри запоминает по номеру, и у него уходит время на то, чтобы восстановить в уме расположение ящиков. Ему нужны зацепки, и он запоминает, как стояли другие рекруты по отношению к ящикам, чтобы легче было вспомнить. Глену это не нужно. Он проводит ладонью над файлами, лаская корешки, и вытаскивает тот, который ищет.

Мерлин должен уметь делать несколько дел одновременно, и держать в голове всю картину происходящего с отправной точки миссии до самого конца. Когда Глен готовится к тестам по политологии и современной истории, он раскладывает на кровати три книги и конспект, открывает и читает, водя пальцем по страницам с такой скоростью, что кажется, что он читает кожей.

– Ты выглядишь как псих, Морей, – говорит Том Бенкс, пиная носком ботинка ножку его кровати. – Как совершеннейший псих.

– Он выглядит как человек, который будет больше готов к тесту, чем ты, Томас, – Гарри лежит с закрытыми глазами, с мистером Пиклом в ногах, но не спит, а мысленно повторяет порядок действий при освобождении заложников.

– Какая любовь, – смеется Том. – Может поцелуетесь уже, голубки? У Хартов так редко рождаются наследники. Не потому ли, что Харты любят прочищать чужие трубы?

– Томас Бенкс, это очень грубые слова, – говорит Гарри, открывая глаза. – Ты вынуждаешь меня думать, что переломы некоторых частей тела вдохновят тебя на...

– Том, сделай одолжение всем, и особенно себе – заткнись, – говорит Глен, не поднимая головы. – Твоя мать души не чаяла в своем двоюрдном брате, и на твоем месте я бы присмотрелся к горбинке у тебя на носу – у дорсетских Бенксов ее нет, зато она есть у твоего двоюрдного дяди. Он из Кавендишей, разве нет?

Начавшуюся драку разнимает разгневанный Фицпатрик, когда Бенкс уже наклоняет Глена головой над унитазом, обещая смыть его вместе с его гнусным языком в канализацию, а Гарри, пересадив мистера Пикла на подушку, замахивается на Бенкса толстенным переизданием генеалогии французских колоний.

– Почему все-таки ты должен стать Мерлином кроме всего этого? – спрашивает Гарри, когда они с Гленом лежат на траве, задыхаясь после спарринга.

У Гарри все еще звенит в голове после апперкота Глена, у Глена стремительно наливается кровью глаз. Очки он убирает в нагрудный карман, и вставляет толстые линзы, от которых все время нервно моргает. Линзы все время норовят заползти в глаз глубже, чем должны, и Глен то и дело оттягивает веко и смаргивает.

Мистер Фицпатрик говорит, что лет через десять разработают более удобные линзы, а пока они только скверная замена очкам.

– Потому что я последний в своем роду, – отвечает Глен, шумно дыша ртом. – Последний из Мореев. Я мог бы не согласиться на условия Артура, но других не будет. Откажусь – и не смогу вернуться сюда вообще, даже координатором.

Гарри не нужно объяснять, что значит быть кингсманом. Он и сам не знает, как поступил бы на месте Глена.

***

Гарри и Глен гуляют с собаками по пролеску. Доберман Фицпатрика, Эльза, скачет, высоко задирая ноги, как косуля, мистер Пикл едва за ней успевает. Глен широко шагает, заложив руки за спину, и выглядит очень расстроенным, хотя и говорит, уже в который раз, что принял резонное предложение, и действовал строго логически.

– Мне сложно представить, как я буду тренироваться без тебя, – говорит Гарри, первым нарушая молчание. – У Тома сильный удар, но боец он скучный.

– Тем не менее ему почти удалось утопить меня в уборной Мы будем тренироваться вместе. Иногда. В основном я буду обучаться в Боевом информационном центре и в архивах, – говорит Глен, пиная сосновую шишку. – Наконец-то ты перестанешь ломать мне очки.

– Ты знаешь, что я не нарочно. Нарочно я бы сломал тебе нос.

Они смеются, Глен поднимает воротник, под носом у него мокро и он хлопает себя по карманам в поисках платка. Платка нет, на кончике носа виснет капля. Мистер Пикл подбегает с сосновой шишкой в зубах, Гарри делает вид, что пытается ее отобрать, а потом выдергивает шишку и бросает ее в кусты.

Мистер Пикл бросается со всех лап так, что только сор летит. Эльза подбегает к Глену элегантная, длинноногая, с узкой, но мощной грудью. В зубах она изящно держит двухфутовую палку, с такой легкостью, как будто это пластмассовая игрушка.

– У тебя есть проблемы с соотнесением размеров в пространстве, – строго говорит Глен, и поднимает с земли шишку. – На, бери. Я не буду кидать тебе эту «дубину народной войны».

– Знакомый оборот. Ты читал труды русских социалистов? – удивляется Гарри.

– А ты их конечно не читал. Знаешь, коммунизм стоит изучать хотя бы для того, чтобы... – начинает Глен. Эльза мотает головой, и конец палки бьет Глена ниже пояса. Глен со свистом втягивает в себя воздух, хватая себя между ног, и роняет шишку.

Эльза выплевывает палку, хватает шишку в зубы и отскакивает, поджимая лапы. Мистер Пикл возвращается из кустов со своей шишкой в зубах, деловито виляя коротким хвостом и всей своей квадратной, кудрявой задницей, и садится перед Гарри, как хороший мальчик.

– Ты меня очень обяжешь, если сделаешь вид, что ничего не было, – шипит Глен, и, Гарри который держит его за плечо, отвечает, старательно не смеясь:

– Я окажу тебе любую услугу на выбор, если ты окажешь услугу мне.

***

Гарри разглядывает читальный зал в стеклышко на ножке, которое носит в рукаве. Ножка недлинная, до локтя, а зеркальце Гарри затыкает под часы. Так он может точно знать, что Глен будет один, когда он отдаст ему то, что прячет в заднем кармане комбинезона.

– Ты носишь с собой эклер на случай, если проголодаешься, или что там у тебя? – спрашивает Глен, переворачивая страницу. Нос у него красный, а верхняя губа шелушится от простуды, рядом на столе лежат скомканные бумажные салфетки.

– Я тоже рад тебя видеть, – Гарри отодвигает стул и вынимает из кармана то, что прятал. Он кладет это перед Гленом и садится с другой стороны стола, сцепив пальцы перед собой, как ученик перед учителем.

– Так, – Глен откладывает книгу и поправляет дешевые пластиковые очки, которые заказал по почтовому каталогу. – Я знал, что ничем хорошим не закончится, когда ты стал спрашивать меня о диоптриях.

– Открой, – Гарри сцепляет пальцы перед собой на столе и не может удержаться, вытягивает шею, когда Глен открывает футляр и разглядывает лежащие в нем очки.

Гарри написал дворецкому родителей в Лондоне подробное письмо с инструкциями, какие очки нужны. Когда Валериан их привез, Гарри тщательно проверил их и изучил рецепт, но по разговорам с Гленом он знал, что даже очки по рецепту подходят не всегда.

– Гарри Харт, – Глен поднимает очки двумя пальцами и держит над столом, как опасное насекомое. – Что это, черт тебя дери, такое?

– Это мой тебе подарок. Очки для нового Мерлина, – Гарри подается на стуле назад, и кладет ногу на ногу. – Мерлин, это не те слова, которыми встречают подарки. Если бы я не знал, что у тебя скверный характер, я бы обиделся.

– Они стоят как моя стипендия. Как вся моя стипендия. Ты хочешь меня оскорбить тем, что кроме титула у моей семьи нет вообще ничего? Ни пенни? – закипает Глен. – Я – левая ветвь Данбаров, о чем Бенкси не устает мне напоминать. Ну и что, что на моем мешке для тела написано «доставить графу»? Я вырос в пригороде! У меня не было ни личного шофера, ни водителя, ни карманных денег, и в школу мать штопала мне носки! Тебе когда-нибудь штопали носки на руках, чтобы на гимнастике вся школа пялилась на заплатки? У них носки стоили как мой завтрак!

– Глен, я не знал, что это тебя так заденет, – Гарри оторопело смотрит на Глена, красного от бешенства. – Это все очень... очень неприятно, но все в прошлом. Ты будешь Мерлином, и...

– Не называй меня Мерлином, это звучит по-идиотски, – Глен кидает очки в футляр и толкает его по столу к Гарри, как холодный пудинг – дворецкому. Гарри чувствует, как на глаза ему опускается пелена.

– Знаешь, что еще по-идиотски? – Гарри упирается в подлокотники и встает, наклоняясь к Глену над столом. – То, как ты принимаешь мою дружбу! В том, что ты не думаешь ни о чьих чувствах, кроме своих, нет моей вины.

– Твоей вины нет вообще ни в чем. У тебя всегда были деньги и ты понятия не имеешь, каково это, когда у тебя есть титул, а он ничего не стоит, и все смотрят на тебя как попрошайку только потому, что за титулом нет фунтов, – Глен выплевывает ему в лицо.

– Может быть, и не имею. Зато я представляю, что значит иметь друзей, и заботиться о них, – Гарри задвигает стул под стол и уходит. Хлопнуть дверью он позволяет себе только в туалете, где умывается холодной водой. Он сжал зубы так крепко, что теперь у него болит челюсть.

***

Глен подходит к нему в тире, где Гарри расстреливает мишень. Гарри видит, как Глен приближается, его сложно не заметить, Глен самый высокий в наборе, но Глен и не пытается скрыться. Он размахивает руками и нарочито громко топает, хотя звук выстрелов заглушает шаги.

Глен подходит и смотрит на Гарри, сунув руки в карманы. Гарри методично, не торопясь, расстреливает обойму. Он поставил перед собой цель достичь максимальной точности в стрельбе к Рождеству, и на выходных сверяет на данные из компьютера со своими тренировочными показателями за неделю.

– Ты так и будешь стрелять, или сделаешь передышку, и мы поговорим? – спрашивает Глен, когда заканчивается обойма.

– Если ты хочешь поговорить о том, как уязвлены твои чувства, и поэтому ты будешь демонстрировать мне свое дурное настроение, – холодно отвечает Гарри, и вынимает из пистолета пустую обойму. На столике перед ним лежат еще две.

– Я хотел извиниться. Гарри, я серьезно. Я знаю, что ты мой единственный друг, – Глен ставит руку на стол, и, прищурившись, разглядывает мишень. – О, уже лучше. Четыре – и все в центр.

– Мой неуместный подарок не ранит твои чувства через переносицу? – обойма с щелчком входит в ствол, Гарри передергивает затвор. Глен поправляет очки и откашливается.

– Это очень хорошие очки, спасибо. Я их мерил, когда был в Лондоне и делал вид, что я могу их купить. Но дарить их мне было очень и очень неуместно.

Гарри вытягивает руку с пистолетом, встав в отработанную стойку. Мишень отъезжает назад, Глен смотрит на него, он снимает наушники и кладет их на столик. Он больше не злится, после той вспышки он не вспоминает о Глене со злостью, только с сожалением.

– Извини меня, Глен. Я не подумал. Но ты мой единственный друг здесь, и подарить тебе что-нибудь обычное... – Гарри задумывается, и перебивает себя: – Знаешь, почему тебя выбрали Мерлином?

– Потому что я ни на что больше не гожусь, – Глен пожимает плечами.

– Потому что ты самый умный человек, которого я встречал, и твоя память... это что-то потрясающее, – говорит Гарри искренне. – Может, ты не совсем подходишь для полевой работы, но в качестве координатора я бы доверил тебе свою жизнь.

У Глена делается растерянное лицо, Гарри прячет улыбку и спохватывается:

– Только не очень зазнавайся. Мне еще с тобой работать.

– Все, что ты сказал. Ты правда так думаешь? – Глен выглядит польщенным, и Гарри напыщенно отвечает:

– Слово джентльмена – это...

Он не успевает договорить. Глен наклоняется, и целует его в губы. Холодная дужка очков вжимается в его переносицу, она холодная и нос Глена холодный. Он шел в тир через улицу, и руки у него теперь, наверное, холодные тоже.

– Хватит за мной ухаживать, – говорит Глен быстро. – Это неуместно, и мне становится тяжело думать. Оставь меня в покое, и дай сконцентрироваться на работе. Я хотел стать кингсманом с тех пор, как мне было двенадцать. Не хочу все испортить сейчас.

– Я за тобой не ухаживаю, – озадаченно говорит Гарри. – Я...

– О, – говорит Глен. Вид у него не менее озадаченный, и слегка разочарованный. – Так ты за мной не... не пытался приударить?

– Нет, – говорит Гарри, и добавляет из врожденной честности: – Но прямо сейчас я в этом не уверен.

– Не знаю, должно мне это польстить или оскорбить меня, – хмыкает Глен. Гарри трет лоб рукой.

– Ни то, ни другое. Теперь... Теперь ты будешь в основном в Центре?

– Да. Но мы...

– ...мы сможем иногда видеться?

– …мы сможем иногда видеться. Да, видеться мы сможем, – Глен поправляет очки, и Гарри берется за пистолет, сжимая его в ладони.

– Тогда... Тогда увидимся.

– Тогда увидимся, – говорит Глен, и спотыкается на бетонном стыке пола.

– Осторожно, – кричит Гарри ему вслед, и Глен оборачивается на ходу.

– Увидимся в среду? – спрашивает он, и Гарри, не раздумывая, кричит: – Конечно!

Когда дверь за Гленом захлопывается, Гарри расстреливает в мишень обойму. Каждый выстрел – строго мимо.

ficbook.net

Забыли свои очки для чтения?

Запасные очки для чтения Glens – самые маленькие, самые тонкие, самые легкие и самые невидимые очки на свете. Они помещаются в буквальном смысле куда угодно.

Дизайн изобретенных в Эстонии очков Glens, который делает их практически невидимыми, получил международное признание. Но что самое приятное: эти очки совсем недорого стоят, и купить их можно сколько угодно.

Давайте узнаем, как эти невероятные очки были созданы.

Как появились очки для чтения Glens

Как и многие другие замечательные идеи, идея очков для чтения Glens родилась из того, что кому-то стало что-то очень нужно. Основатель компании, инвестор Андрей Астапенко, часто путешествует по рабочим делам. Когда он был не дома, ему часто казалось, что было бы неплохо иметь пару запасных очков для чтения, которые можно было бы держать в бумажнике, использовать как закладку в книгах и брать с собой хоть в самолет, хоть в ресторан.

Väiksem suurus

Поскольку на рынке таких очков для чтения не было, три года назад Андрей решил сам сделать собственные идеальные очки. Он поделился идеей с Карлом Аннусом, эстонским дизайнером получивших признание деревянных оправ для очков, который набросал эскиз первых в мире очков для чтения Glens.

Еще до того, как выйти на этап производства, очки Glens победили в международном конкурсе Red Dot Design. Несмотря на свой маленький размер, эти миниатюрные очки были обречены на большой успех как в Эстонии, так и за ее пределами.

Уникальный дизайн

Задача перед Карлом Аннусом оказалась непростой: нужно было разработать очки для чтения, которые бы подходили для носов всех форм и размеров и при этом были бы как можно более тонкими и недорогими. И, разумеется, с исключительно высоким качеством оптики.

Väiksem versioon

Чтобы Glens подходили всем, они должны были изгибаться по форме переносицы. Если использовать гибкие материалы, очки смогут растягиваться по размеру носа. Гибкость поможет также в том, чтобы очки не спадали, а также не слишком сжимали более внушительные носы.

По причине их маленького размера нужно было придумать удобный способ, как эти очки закреплять. Для этого у Glens есть три специальные точки крепления, которые позволяют легко отрегулировать положение очков.

Из-за того, что очки такие легкие, поначалу Вы их можете даже не чувствовать. Но не беспокойтесь: даже имея вес в 0,4 грамма, они не спадут.

Итак, дизайн был разработан, пора было подумать о производстве.

Производство невидимого

Изготавливать что-то невидимое всегда было нелегкой задачей. Это должно было стать настоящим вызовом, потому что дизайн и требования к очкам уникальны. Было ясно, что для таких невидимых очков нужны специальные материалы и особый подход при производстве.

Väiksem versioon kohvist

У эстонских компаний не было для этого достаточного опыта, и мы решили поискать где-нибудь еще. Помощь пришла из страны, в которой появилась на свет всемирно известная цейсовская оптика, – из Германии.

Вместе с нашим немецким высокотехнологичным производственным партнером мы протестировали самые разные композитные материалы для Glens. После долгих обсуждений мы выбрали лучший материал. Это очень маленькие гранулы высококачественного сополиэстера, которые делают очки для чтения практически невидимыми. Материал выбирался очень тщательно, он должен был обладать такими же оптическими свойствами, что и линзы, и при этом обеспечивать эластичность.

Благодаря современным материалам, очки весят менее одного грамма и действительно невидимы.

Для чего подходят очки для чтения Glens

Несмотря на то, что Glens легко помещаются в бумажник или в карман, они не предназначены для того, чтобы заменить обычные очки для чтения. Но они удобны при поездках или при походе на пляж, в кафе или даже в магазин, когда Вы сможете оценить их истинную пользу. Благодаря их небольшому размеру Вы в солнечный день легко сможете надевать очки для чтения Glens с Вашими обычными солнечными очками.

Väikse versioon rahakotist

Если Вы внезапно куда-нибудь отправляетесь, Вы можете быть уверены, что запасные очки для чтения Glens всегда надежно припрятаны в Вашем бумажнике, так что Вы можете быть уверены, что ничего важного Вы не пропустите.

Из-за того, что очки Glens такие маленькие, их надо хранить в таком месте, чтобы не потерять. Для этого мы разработали специальный бархатный очечник размером с кредитную карточку. Если очки Glens Вам пока больше не нужны, просто верните их в очечник и положите в бумажник или в чехол для телефона.

Вам не придется беспокоиться даже в том случае, если очки потеряются. Они такие недорогие, а система заказа настолько проста, что от новой пары очков Вы всегда находитесь всего в нескольких нажатиях кнопки мыши. После того как очки заказаны, их Вам пришлют просто в почтовый ящик.

Где найти свою пару очков Glens

Запасные очки для чтения Glens можно заказать по всей Европе. Просто зайдите в наш онлайн-магазин и закажите себе пару очков или сделайте подарок своим родным и близким.

На очки для чтения Glens не нужен рецепт, они предлагаются в трех вариантах оптической силы (диоптриях):

  • +1,5 дптр
  • +2,0 дптр
  • +2,5 дптр

 

Иногда даже что-то очень маленькое может оказаться очень важным.

 

glens.com

США-Восток'79: Чудеса математики - все новости Формулы 1 2018

Гонка #328: 7 октября 1979 года. Гран При США-Восток. Уоткинс-Глен
Поул Алан Джонс (Williams FW07) - 1:35.615 (204.633 км/ч)
Лучший круг Нельсон Пике (Brabham BT49) - 1:40,054 (195,554 км/ч)
Победитель Жиль Вильнёв (Ferrari 312T4) - 1:52:17,734 (171,333 км/ч)

Система начисления очков в Формуле 1 менялась множество раз – гораздо чаще, чем принято считать. Да, с 1961 по 1990 год была внешняя стабильность – если говорить о результатах гонки, то на протяжении всех этих 30 лет победитель получал 9 очков, финишировавший вторым – 6, третьим – 4, и далее 3-2-1. Однако число гонок, которые шли в зачёт чемпионата, менялось практически ежегодно, что зачастую приводило к кардинальной смене подхода к выступлениям.

Одна из самых абсурдных схем использовалась в 1979 году. Стремясь заставить пилотов атаковать, в FIA резко сократили количество результатов, которые учитывались при подсчёте очков в чемпионате – до четырёх в первых семи гонках сезона и ещё четырёх – в последних восьми. Фактически это означало, что в зачёт шла только половина проведённых гонщиками Гран При – восемь из 15-ти. И более того – компенсировать неудачное начало сезона во второй половине чемпионата было попросту невозможно.

На собственном опыте смог в этом убедиться, например, Алан Джонс – из-за позднего дебюта новой Williams FW07 с граунд-эффектом, в семи первых гонках он набрал очки лишь однажды. И хотя во второй половине сезона австралиец доминировал, шансы на титул он потерял задолго до окончания чемпионата. Ведь что бы он ни делал, теперь он не мог набрать больше 40 очков (4 очка за третье место в Лонг-Бич в начале чемпионата, и максимум 36 очков – в конце сезона). На предпоследнем этапе, в Канаде, Джонс одержал свою четвёртую победу, и Гран При США в Уоткинс-Глен превратился для него в формальность – никакой результат не позволил бы ему увеличить количество набранных очков.

Пилот Williams Алан Джонс на трассе в Уоткинс-Глен, 1979 год

В борьбе за титул ситуация сложилась аналогичная. Перед финальным Гран При Джоди Шектер опережал своего напарника по Ferrari Жиля Вильнёва на 7 очков – то есть, казалось бы, победа канадца могла дать ему шанс стать чемпионом. Но в действительности на счету Жиля во второй половине сезона уже было четыре вторых места – значит, даже в случае победы он получил бы только три очка, а не девять. Так что в Уоткинс-Глен Шектер приехал уже чемпионом. Более того – фактически он стал им ещё раньше, после победы в Монце, так как уже тогда довёл свой суммарный результат до 51 очка. На счету Вильнёва было 38, и в двух оставшихся гонках он никак не мог набрать больше 12 очков.

Интересно, что в Кубке конструкторов эти ограничения не действовали – впервые команды получали все очки, заработанные их пилотами по ходу сезона. Тем не менее, интриги не получилось и там – благодаря гораздо более высокой стабильности по ходу чемпионата Ferrari гарантировала себе титул ещё в Монце. Таким образом, турнирного значения Гран При США не имел, что, впрочем, не отразилось на числе участников – заявочный лист гонки в Уоткинс-Глен включал 30 человек.

На старт вновь допускались только 24 гонщика – отсеять шестерых должна была квалификация. Однако в пятницу весь день шёл дождь, так что покинуть боксы отважились лишь несколько человек. В субботу выглянуло солнце, и пилоты смогли поработать на сухой трассе. Правда, из-за отказавшего двигателя Шектеру пришлось пересесть в запасную машину, и новоиспечённый чемпион показал только 16-е время. На одну позицию ниже расположился победитель прошлогоднего чемпионата Марио Андретти на ещё недавно непобедимой Lotus 79.

Джоди Шектер на стартовой решётке в Уоткинс-Глен, 1979 год

Поул с огромным преимуществом завоевал Алан Джонс. Ближайшего из преследователей, Нельсона Пике на Brabham, он опередил более чем на секунду. Для бразильца, впрочем, это тоже был успех – он проводил свой первый полный сезон в Формуле 1 и выступал в Уоткинс-Глен впервые.

Интересно, что в двух финальных гонках чемпионата команда Экклстоуна фактически сменила и шасси, и поставщика моторов. Промучавшись почти весь сезон с мощным, но тяжёлым и капризным 12-цилиндровым двигателем Alfa Romeo, Берни решил досрочно прервать сотрудничество с итальянцами и вернуться к проверенному Cosworth V8. Для чего Гордону Марри пришлось в срочном порядке, всего за шесть недель, создать новое шасси Brabham BT49. Решение оказалось верным – спустя пару лет на этом шасси и с этим двигателем Пике завоюет свой первый титул.

Третье время в Уоткинс-Глен показал Вильнёв, а четвёртое – Жак Лаффит. Пилот Ligier имел шансы опередить Джонса в чемпионате – для этого ему нужно было финишировать хотя бы вторым. Напарник Джонса, Клей Регаццони, уступил лидеру Williams полторы секунды и оказался пятым. Остальные пилоты, начиная с Карлоса Ройтемана из Lotus, проигрывали Джонсу уже более двух секунд.

Прогноз погоды на гонку говорил о 50% вероятности дождя, так что в воскресенье пилоты и менеджеры команд – кто с тревогой, а кто с надеждой – всматривались в небеса. С утра было сухо, и казалось, что дождевой гонки удастся избежать, но за 20 минут до старта на трассу упали первые капли. Асфальт быстро промок, и лишь двое пилотов решились стартовать на сликах. Одним из них был Андретти, терять которому было нечего. Другим – Нельсон Пике.

Механики ATS установили дождевые шины на машине Ханса-Йоахима Штука прямо на стартовой прямой

На мокром асфальте колёса на Brabham бразильца пробуксовали, и на старте он откатился далеко назад. Вторым неудачником первого круга стал Шектер – пытаясь отыграться после проблем в квалификации, южноафриканец решил пройти первый поворот по внешнему радиусу, но выехал на мокрую траву, потерял скорость и вынужден был пропустить весь пелотон. Развернуло Кеке Росберга – финн смог вернуться в гонку, но, пытаясь избежать контакта с ним, вылетел с трассы и сошёл единственный пилот Alfa Romeo Бруно Джакомелли (его напарник, Витторио Брамбилла, не прошёл квалификацию).

Лидерство захватил Вильнёв, которого преследовали Джонс, Ройтеман и Лаффит. Француз, впрочем, вылетел с трассы уже на четвёртом круге – в том же месте, где кругом ранее сошёл его напарник по Ligier Жаки Икс. Ройтеман продержался до седьмого круга, после чего тоже разбил свой Lotus. Другой пилот команды Чэпмэна, Андретти, вынужден был отправиться на пит-стоп, чтобы избавиться от сликов, так как дождь не прекращался. Спустя ещё несколько кругов он сошёл из-за отказа коробки передач.

Поначалу разрыв между Вильнёвом и Джонсом был небольшим, но затем дождь усилился, и шины Michelin, которые использовали в Ferrari, стали работать лучше. Но как только воды на трассе стало меньше, резина Goodyear снова оказалась быстрее, и Джонс вновь начал настигать канадца. На 20-м круге дождь стих настолько, что Шектер решился перейти на слики. Но после возвращения на трассу его Ferrari постоянно скользила, так что звать на пит-стоп Вильнёва в Скудерии не торопились.

Жан-Пьер Жарье, Марио Андретти и Дерек Дэли ведут борьбу в Уоткинс-Глен, 1979 год

После 25 круга гонщики начали заезжать за сликами один за другим. Исключением стали трое – Вильнёв, Джонс и Рене Арну, выступавший на Renault. На подсыхающей трассе Джонс ехал всё быстрее, отыгрывая у Вильнёва по две секунды на круге. На 32 круге пилот Williams легко вышел вперёд, после чего начал быстро отрываться. Ещё два круга спустя Вильнёв всё же свернул в боксы и вернулся на трассу в сорока секундах позади лидера.

Убедившись, что первой позиции Джонса ничего не грозит, на 37-м круге в Williams тоже решили провести пит-стоп. Алан заехал в расположение команды, но с задним правым колесом возникли какие-то проблемы. Наконец, колесо удалось сменить, и пилот получил отмашку – можно выезжать. Джонс рванул с места (ограничений скорости на пит-лейн в те времена не было) и уже не увидел, как механики отчаянно размахивают руками у него за спиной. Через полкруга незакреплённое заднее правое колесо отвалилось, и Джонсу пришлось сойти.

Гонку вновь возглавил Вильнёв. Вторым был Шектер, но он проигрывал напарнику почти круг! Рене Арну, пропустивший Дерека Дэли и Дидье Пирони на пит-стопе, вернувшись на трассу, легко их вновь опередил. На 48 круге Шектер почувствовал, что машина начала немного плавать по трассе. Он решил, что это прокол, но всё же отправился на ещё один круг. Это оказалось ошибкой – как выяснилось, его резина после раннего пит-стопа полностью износилась, так что шина взорвалась и Ferrari лишилась шансов на победный дубль.

Жиль Вильнёв на Гран При США в Уоткинс-Глен в 1979 году

Вскоре сошёл после разворота и Дэли, а на Brabham показавшего лучший круг Пике всего за пять кругов до финиша сломался приводной вал. Вильнёв сбросил скорость: после финиша Жиль признался, что причиной тому стал не только большой отрыв – на его Ferrari возникли проблемы с давлением масла. Тем не менее, он опередил Рене Арну почти на 50 секунд. Третье место, несмотря на столкновение с Росбергом в середине гонки, завоевал Пирони.

Благодаря проблемам у лидера, Элио де Анжелис и Ханс-Йоахим Штук вернулись в один круг с ним и финишировали на четвёртом и пятом местах. И для того, и для другого (а также для их команд – Shadow и ATS) это оказался единственный финиш в очках за сезон, а в случае со Штуком – ещё и последний, так как больше в чемпионате мира он не выступал.

Досрочный сход не испортил настроения Шектеру – ведь в США он, наконец, получил кубок за победу в чемпионате. Джоди стал первым и до сих пор единственным южноафриканцем, которому удалось подобное. Для Ferrari этот титул в личном зачёте стал уже девятым. Десятого пришлось ждать 21 год.

www.f1news.ru

Wiggle Россия | dhb - Солнцезащитные очки Pro с тремя разными стеклами Высококачественные солнцезащитные очки

5360036778 dhb - Солнцезащитные очки Pro с тремя разными стеклами 293

1 951,35 р

Объявленная цена 2 715,59 р Скидка до 28%

В список пожеланий Добавлено в список пожеланий

Rated 4.2/5 based on 2211 Customer reviews

Наши лучшие очки с тремя разными линзами обеспечивают 100% защиту от ультрафиолетовых лучей спектра А и B. В комплект с оправой любого цвета входят прозрачные (немного затемненные), дымчатые и оранжевые линзы. Очки подойдут для любого уровня освещенности.

Основные характеристики:

  • Прочная, но легкая оправа
  • Съемная перекладина
  • Крупные стекла лучше защищают и блокируют свет со стороны
  • Резиновая поверхность дужек надежно удерживает очки на голове
  • 100% защита от УФ лучей спектра А и В.
  • Поликарбонатные линзы с надежной защитой от царапин. Высокопрочные.
  • Водоотталкивающее покрытие стекол защищает от пота и воды.
  • Прозрачные стекла с небольшим затемнением хороши ночью и в условиях слабого освещения, они также защищают от УФ лучей на 100%
  • Дымчатые линзы с черно-красным покрытием REVO идеальны на ярком солнце.
  • Оранжевые стекла защищают от бликов в переменчивых погодных условиях
  • Комплект поставляется в футляре с мягкой подкладкой!

Информация о товаре

  • Защита от УФ-лучей: Да
  • Шоссейный: Да

Наши лучшие очки с тремя разными линзами обеспечивают 100% защиту от ультрафиолетовых лучей спектра А и B. В комплект с оправой любого цвета входят прозрачные (немного затемненные), дымчатые и оранжевые линзы. Очки подойдут для любого уровня освещенности.

Существуют следующие варианты доставки этого товара вместе с содержимым Вашей корзины в страну Россия:

  • Стандартная доставка с отслеживанием: Расчетный срок доставки четверг 24.05.2018 – 398,42 рПотратьте еще 8 047,18 р для бесплатной доставки
  • Международная доставка с первоочередной отправкой: Расчетная дата доставки пятница 18.05.2018 - 763,34 р
  • Курьерская доставка с отслеживанием: Расчетный срок доставки среда 16.05.2018 - 3 169,25 р

Мы с радостью вернем деньги за приобретенный на Wiggle товар или обменяем его, если Вы вернете товар в течение 365 дней. Подарочные ваучеры Wiggle и персонализированные товары не подлежат возврату, за исключением товаров с браком.

Возвращать товары необходимо неиспользованными и в оригинальной упаковке, за исключением тех случаев, когда был обнаружен брак.Wiggle обязуется возместить затраты на пересылку любых бракованных товаров.Более подробная информация о возвратах

dhb - Солнцезащитные очки Pro с тремя разными стеклами is rated 4.5 out of 5 by 108.

Rated 5 out of 5 by dimonwest from отличные очки на каждый день Хорошо сидят. Оправа и стекла не прикасаются к лицу. При остановке в холодную погоду стекла не запотевают. Хороший набор стекол, покрытия работают в соответствии с погодными условиями.

Date published: 2017-11-19

Rated 5 out of 5 by Kuptsov from Очень понравился комплект: Кофр для очков и 2-х линз Очки и 2 линзы Мешочек для очков

Date published: 2017-08-20

Rated 5 out of 5 by Triatlet111 from Отличные очки Отличные очки по отличной цене. Покупкой очень доволен. Легкие, удобные, хорошо держатся и не давят. Сменные стекла на любую погоду, в общем отличный выбор!

Date published: 2017-07-18

Rated 2 out of 5 by AlexeyLevchenko from Плохо сидят Довольно сносные линзы, но в целом сидят плохо. Не удобно для вело, т.к. верхняя душка слишком низко и перекрывает обзор. Берите сразу Oakley чтобы 2 раза не переплачивать.

Date published: 2017-06-22

www.wiggle.ru


Смотрите также