Летов Егор ГрОб ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА. Летов в очках


Концерт памяти Егора Летова по РЕН-тв: uvova

Егор Летов Гражданская оборона концерт памяти

Сегодня ровно 10 лет, как не стало Егора Летова.

По РЕН-тв прошедшей ночью показали концерт "Гражданской Обороны", проходивший в Москве в 1994 году, немало удивив телезрителей, т.к. пожалуй впервые за много лет транслировали почти полную версию с минимальным "запикиванием" и фактически со всеми основными хитами:

Молодой Егор Летов в больших очках внешне походил на Шевчука.

Не смотря на то, что расцвет популярности Летова и Гр.Об. пришёлся в аккурат на моё счастливое детство и 80-е годы, я не особо сильно тогда проникся его творчеством, предпочитая иностранный хеви металл. Но некоторые альбомы и хиты у меня были и хранятся до сих пор. В то время "Гражданская оборона" звучала буквально из всех подъездов и подвалов, а кассеты с записями ужаснейшего качества песен активно переписывались, размножались и ходили по рукам. Без хитов "Всё идёт по плану" и "Зоопарк" не обходились ни одна пьянка и ни одно празднование. В очередной раз упиваясь в полухлам, но пока ещё находясь в бодром здравии мы орали эти песни пьяным нестройным хором, и так продолжалось из года в год..

На какое-то время Летов пропал из поля нашего внимания, о нём почти ничего не было слышно с конца 90-х до начала "нулевых", хотя судя по хронологии выступлений группы - музыканты не отдыхали от слова вааще. Позже я узнал, что у Летова до 2004 года начались проблемы со здоровьем и что он чуть не умер тогда, а после выздоровления ещё какое-то время пытался вести здоровый образ жизни, целиком погрузившись в творчество и вроде бы даже, грубо говоря, послав нахуй всех вокруг, включая нацболов во главе с Лимоновым, перестав таким образом заниматься политической деятельностью и ничем иным, кроме музыки. Так рассказывали. И в 2004-2005 годах он выпустил два новых альбома, на презентации одного из которых мне посчастливилось побывать.

Егор Летов Гражданская оборона концерт памятиТак в мае 2005 г. выглядел рекламный постер концерта Егора Летова и Гр.Об., где состоялась презентация их нового альбома "Реанимация".

Т.к. никогда раньше я на концертах панк-групп не бывал, а о них рассказывали всякие ужасные страшилки - первым делом всё детально выяснил у тех, кто был в теме. Позвонил одной хорошей знакомой, которая и подтвердила мне многие из ходивших слухов: мол да, фанаты Гражданки - люди, мягко говоря, необычные, на концертах случалось всякое - и вены себе резали в наркотическом экстазе, и впадали в аццкий транс, и всякую хрень творили.. А ментов и машин скорой помощи на этих концертах обычно не меньше, чем на акциях протеста. В общем, напугав меня всеми этими страшилками, дала несколько полезных советов, в т.ч. не приходить на концерт в говнину. И пожелала удачи.

Концерт проходил в "Лужниках", в будний день. Пошли на него с коллегой по работе вдвоём, оприходовав в конце рабочего дня по полтора литра "джин-тоника". Т.к. обычно концерты в отличие от театральных спектаклей никогда не начинаются вовремя, мы особо не торопились. К тому же очередь на вход в Дворец Спорта была просто пиздец! - растянулась на несколько сотен метров. А ментов, как и было обещано, присутствовало в невероятном количестве, причём была даже конная милиция. Каждый второй фанат в очереди на вход был бухим, одну юную девочку перед нами менты и вовсе не пустили, развернув обратно (правда она была фактически в состоянии зомби), а мы с приятелем делали максимально серьёзные лица и не дышали, чтобы и до нас, не дай бог, не докопались.

В общем, вход в ДС занял у нас минут сорок и когда мы добрались до своих мест, опоздав всего минут на 10-15 от заявленного начала концерта - группа уже выступала! Это, пожалуй, был единственный в моей жизни рок-концерт, который начался минута в минуту.

Егор Летов Гражданская оборона концерт памяти

К сожалению, не взял тогда с собой фотоаппарат, да и сидели довольно далеко от сцены. Поэтому несколько фоток того выступления в посте - это то немногое, что удалось найти в интернете.

Егор Летов Гражданская оборона концерт памяти

Вопреки ожиданиям, концерт прошёл мирно, дружелюбно и без эксцессов.

Помню несколько своих впечатлений после выступления: во-первых, это звук и новые аранжировки песен. Я и подумать не мог, что эти песни в живую могут звучать так классно! На сцене они тогда выступали, кажется, вшестером. Но точно не вчетвером. Поэтому новые гитарные партии в обычно простых известных нам песнях придавали им звучание качественного тяжёлого рока, а не привычного нам шумящего панка. В общем, такое звучание мне понравилось значительно больше. И во-вторых - группа в прямом смысле слова - отработала. Т.е. без всяких понтов и выебонов молча вышла, отыграла положенные два с небольшим часа и спешно покинула сцену. Т.е. не было всех этих фальшивых заигрываний с публикой, ненужных слов и движений. Всё по-деловому, серьёзно. Мне поначалу это как-то не очень понравилось - ведь сколько пришло фанатов, можно было бы что-то им сказать приятное и всё такое. Но сегодня, посмотрев гастрольный график того года, я понял, что группа работала на износ и им было не до всех этих фальшивых условностей.

Егор Летов Гражданская оборона концерт памяти

После того концерта я стал воспринимать творчества Егора Летова по-другому.Однако, понимать эту музыку и тексты я начал значительно позже. Раньше мне они казались в бОльшей степени набором малозначащих слов и рифм, смысл же этого всего удалось более-менее расслышать, когда я стал постарше.

Конечно, он был гением. И жаль, что так рано ушёл...

Егор Летов Гражданская оборона концерт памяти

#ЕгорЛетов, #ГражданскаяОборона

uvova.livejournal.com

Он убил в себе государство, попал в психушку и стал героем: Музыка: Культура: Lenta.ru

19 февраля 2008 года в своем родном Омске скончался Егор Летов. Развернутые сюжеты о смерти лидера «Гражданской обороны» вышли тогда в новостных программах едва ли не всех федеральных телеканалов. Через три недели после похорон Летова солидный симфонический оркестр в многотысячном столичном спорткомплексе «Олимпийский» уже исполнял фрагменты его песен на церемонии главной рок-премии страны «Чартова дюжина», где Егора посмертно наградили в номинации «Легенда».

Происходящее смахивало на поминки по Мюнхгаузену в известном фильме Марка Захарова. Последовательного маргинала, «убившего в себе государство», прошедшего через репрессивное лечение в психушке, атаковавшего фактически любой официальный режим, не появлявшегося на больших рок-фестивалях, не сотрудничавшего с рекорд-лейблами, практически отсутствовавшего со своей музыкой на ТВ и радиостанциях, провожали чуть ли не как общепризнанного глашатая эпохи.

«Я рыдаю от ваших речей. Я желаю стать стаей грачей. Я хочу умереть молодым…» — пел он в перестроечных 80-х, и строчки одного из давних его манифестов наливаются теперь новой силой. Какой именно — темной, светлой, разрушительной, спасительной — вот тут туман. В русском роке не отыскать фигуры более амбивалентной, чем Егор. Он наговорил, натворил, напел на несколько жизней. «Снес башню», «растеребил душу», испугал, озлобил, вдохновил, поддержал, влюбил в себя многих преимущественно молодых современников. Но трудно понять, до скольких реально достучался и хотел ли того. Минуло десятилетие с даты его ухода, а значение этого музыканта для нашей истории и его «внутренний портрет» по-прежнему размыты.

Часто мне кажется, что Летов всю жизнь вел разговор только с самим собой. Испытывал собственное сознание, экспериментировал с ним. Публика являлась лишь прикладным элементом его проектов. Где и отчего сибирский панк «обороны», замешанный на хорошей летовской эрудиции, знании мировой рок-музыки, литературы, кино переходил в брутальный постмодернизм? В каком месте надрывная поэтичность срывалась в шизоидный экстаз? Когда он переставал верить в то, что декларировал прежде, а его личные убеждения вытеснял фанатизм? На эти вопросы, по-моему, нет ответов. Вернее, каждый, кто «в курсе», предложит собственные версии и, конечно, сочтет их единственно верными. Ибо летовское «слово и дело» — сродни религии. Принимаешь и веришь или отрицаешь и отстраняешься.

Похороны Егора Летова

Похороны Егора Летова

Фото: Василий Мельниченко / РИА Новости

В 1990 году для так и не изданного номера журнала «Контркультура» Летов согласился написать статью (фото этой рукописи вошло в двухтомник «Автографы», опубликованный после смерти Егора). Любая цитата из нее годится его адептам как заповедь. Умеренным поклонникам — как интеллектуально-художественная игра (тут вспоминаешь, что Летов особенно ценил футуристов и обэриутов). А психологам и психиатрам — как повод для подробной беседы с «пациентом». Возьмем такой фрагмент: «Существует еще один аспект — и очень важный — моих действий, а также моего творчества. Я героически считаю себя представителем ("депутатом") вселенской партии уродов, обиженных, сумасшедших, смешных и больных рабов, тех, кому выпало свыше быть униженным и оскорбленным по природе своей. Все, что я делаю, — это призыв на тотальный и чудовищный бунт против Всеобщего Закона и Порядка, против всех сил, богов…». Далее еще пара страниц убористого текста, суть которого в обреченности на поражение, гибель, что на самом деле и есть победа в этой борьбе.

В своем поэтическом рассматривании смерти, ощущении тяжести мира Егор перекликается с поэтом первой волны русской эмиграции Борисом Поплавским, покончившим с собой в Париже в 32-летнем возрасте. Только энергетически они различны — Летов в этом смысле ближе к Маяковскому, ушедшему из жизни в 36. «Воробьиная, кромешная, оскаленная, хищная, неистовая стая голосит во мне…» — рычал Егор в своей «Вечной весне в одиночной камере», и тут была не агрессия, а нежность и отчаяние человека, чья интонация, лексика и облик не сулили окружающим ничего доброго.

В его обманчивой внешности (от студента-народовольца к чему-то распутинскому), прямолинейной порой матерщине в песнях, умышленном «гаражном» саунде, экстремистских заносах в сектантский коммунизм, национал-большевизм для многих ускользал поэт-романтик, если хотите, нежный Летов. Тот, что видел «траурного зайчика нелепого мира» и спрашивал: «Кому нужен ломтик июльского неба?» в «Моей обороне». Тот, что пел для Янки Дягилевой «Про Мишутку» и мог записывать акустику, где каждая вторая песня получалась своеобразной исповедью-колыбельной.

Егор Летов

В начале 1990-х, когда он впервые распустил «ГО», у него произошел, возможно, наивысший творческий подъем. Собрав проект с непечатным для СМИ названием («Егор и о****еневшие»), он записал несколько важнейших альбомов, в частности «Прыг-скок» (Егор сам подчеркивал, что это одна из лучших вещей, сделанных им в жизни) и «Сто лет одиночества». Именно туда попали и «Вечная весна», и «Евангелие» с финальными кряхтящими смешками после фразы «Задуши послушными руками своего непослушного Христа». И программная «Свобода» со словами: «Как и что обрел летящий Башлачев — это знает моя свобода, это знает мое поражение, это знает мое торжество». Но, заявляя о таком сакральном знании и впечатляя пронзительностью своих сочинений, Летов одновременно настораживал и рождал сомнения.

Александр Башлачев, стержневой поэт русского рока, совершил самоубийство в питерской многоэтажке ровно 30 лет назад — 17 февраля 1988-го. Ему было 27. А 24-летняя рок-поэтесса Янка Дягилева, прошедшая с Егором немалый совместный путь, в каком-то смысле «вжившаяся» в Летова, утонула в реке в мае 1991-го. Ей было 24. Фактически они стали той «стаей грачей», о которой пел Летов в своей «Умереть молодым». И вот он говорит, что знает, «как и что обрел» СашБаш. А подразумеваются и другие рано сгоревшие поэты и музыканты. Сам же Егор, доходя до пограничных состояний, декларируя в ранних своих произведениях некое презрение к смерти и готовность к суициду, подобного все же избежал. Как бы воспользовался чужим опытом, что ли? В Башлачеве, Янке чувствовалась определенная жертвенность. И их судьбы почти неотделимы от их поэзии. С Летовым иначе. У него редкое для поэта свойство: гипнотизировать, вводить в транс, но не отдавать собственную энергию, а скорее вытягивать ее из тех, кто соприкасается с его творчеством.

В отличие от коллег из «клуба 27», от многих панк-музыкантов, страстных пиитов, он дожил до 43 лет и успел шагнуть от максимализма к следующей грани бытия. В альбомах нулевых — «Долгая счастливая жизнь», «Зачем снятся сны?» — появился другой Егор, не торопящийся уйти или к чему-то призвать. Скорее ему просто хочется продолжать свой наркотический трип, и не только с помощью известных веществ, а и потому, что сама жизнь иногда «вставляет», как ЛСД. Отсюда и ностальгический альбом каверов «Звездопад» из любимых песен и мелодий собственной молодости. Ну кто бы сказал в период «Некрофилии», «Тоталитаризма» и «Тошноты», что Летов станет петь Окуджаву, Матвееву или Рождественского? Но его хватало для таких контрастов. И следующий виток дискуссий о Летове, полагаю, еще впереди. А пока вспоминается «Новогодняя песенка» из знаменитого «обороновского» альбома тридцатилетней давности «Русское поле экспериментов»: «Станем ли мы завтра подлее, чем сегодня / Сможем ли мы стать подлее, чем сейчас?» Как будто сегодня написано. Предчувствие — признак большого поэта. Сейчас эта песня еще актуальнее, чем эпохальная «Все идет по плану».

lenta.ru

59. ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА – "Русское поле экспериментов" (1989)

1. КАК СМЕТАНА2. ВЕРШКИ И КОРЕШКИ3. БЕРИ ШИНЕЛЬ4. НОВОГОДНЯЯ ПЕСЕНКА5. НЕПОНЯТНАЯ ПЕСЕНКА6. ЛОБОТОМИЯ7. ЗОМБИ8. И СНОВА ТЕМНО9. ЗАПЛАТА НА ЗАПЛАТЕ10. РУССКОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

Егор Летов – вокал, гитары, бас-гитара, 6-струнный бас «Gibson», индастриал, звуковые эффектыКонстантин «Кузя Уо» Рябинов – флейта, соло-гитара, индастриал, звуковые эффекты, подпевкиИгорь «Джефф» Жевтун – гитара, тарелка (3)Аркаша Климкин – ударные, подпевкиСерёга Зеленский – бас-гитара (6)Янка Дягилева – подпевки (3)

Все песни: Егор ЛетовПродюсер, звуковые эффекты: Егор ЛетовАссистенты: Серёга Зеленский, Кузя Уо, Аркаша Климкин

Записано: 17-19 июля 1989 г. (Питер, точка «АукцЫона», Папик и Егор)17-19, 22-23 августа 1989 г. (Омск, ГрОб-студия, Егор)7,8,11-12,15 сентября 1989 г. (Омск, ГрОб-студия, Егор)17 мая 1989 г. (Омск, ГрОб-студия, Егор)

Сведение: 14 октября 1989 года, ГрОб-студия, Егор ЛетовФото: Андрей КудрявцевОформление: Егор Летов.

Жизнь – труднопрогнозируемая штука, и порой всё в одночасье переворачивается с ног на голову. Весной 1989 года сибирская группа «Гражданская Оборона», переехавшая на некоторое время в Питер, вступила в Ленинградский рок-клуб, а уже в июне отыграла бойкий сет на 7-ом рок-клубовском фестивале. Именно с этого момента давно уже культовый, но известный «в лицо» лишь определённым кругам панк-коллектив приобрёл вполне заслуженный статус всенародной рок-легенды. Ушлые кооператоры завалили столичные киоски и ларьки крупными белыми значками с круговой надписью «ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА. ЛЕНИНГРАДСКИЙ РОК-КЛУБ» и монохромным портретом Егора Летова, перекрещенным колючей проволокой, а также стильными футболками с концертным изображением терзающего гитару худощавого лидера «Г.О.» в неизменных круглых очках а-ля Джон Леннон. Иметь и тот и другой артефакт (и значок, и футболку, а до кучи ещё и чёрные круглые очёчки) стремился чуть ли не каждый неравнодушный к советской рок-музыке школьник – свидетельствую как очевидец. Такой оголтелой и дикой популярности, как у Летова, не было в конце восьмидесятых – начале девяностых ни у одного нашего признанного рок-гуру, включая Юрия Шевчука, Константина Кинчева и Вячеслава Бутусова. Когда в августе 1990-го погиб лидер «Кино» Виктор Цой, лишь он, уже посмертно, смог составить Егору конкуренцию в столь массовом народном поклонении. При этом, Летова боготворили не столько за дерзкие антисоветские песни и смелость громко и много материться (хотя – не без этого), сколько за сам факт его существования – такого смелого-клёвого-сокрушительного героя андеграунда, не вписывающегося ни в один (даже рокерский) стандарт. В США появилась группа «Nirvana», выпустившая как раз в 1989-м дебютную пластинку «Bleach», обозначившую начало тектонических сдвигов в музыкальной индустрии, а у нас ровно в то же время вошла в пик творческой силы «Гражданская Оборона». Настало время реальных, а не эфемерных перемен. Кассеты с зубодробительными по качеству и крамольными по содержанию записями «Г.О.» фэны передавали из рук в руки как магические реликвии, и всё чаще в случайной подворотне можно было услышать спетое нестройными голосами поверх простейших гитарных аккордов:

Границы ключ переломлен пополам,А наш батюшка Ленин совсем усоп.Он разложился на плесень и на липовый мёд,А перестройка всё идёт и идёт по плану.И вся грязь превратилась в голый лёд,И – ВСЁ ИДЁТ ПО ПЛА-А-А-АНУ!..

Или:

Они не знают, что такое боль,Они не знают, что такое смерть,Они не знают, что такое страхСтоять одному среди червивых стен.Майор их передушит всех подряд, он идёт.Он гремит сапогами, но упал гололёд,И МЫ – ЛЁД ПОД НОГАМИ МАЙОРА!

Или:

Пустые звуки, пустые дни.Вас слишком много, а мы одни.В руках ребёнка сверкает нож,Hо я надеюсь, что это – ложь.Ведь я ищу таких как я –Сумасшедших и смешных,Сумасшедших и больных, е-е.А когда я их найду,Мы уйдём отсюда прочь,Мы уйдём отсюда в ночь –МЫ УЙДЁМ ИЗ ЗООПАРКА!

..До того, как Советским Союзом начал править Михаил Горбачёв, абсолютно вся рок-музыка в стране являлась андеграундом и подвергалась если не гонениям, то суровому осуждению как бездумное подражание чуждому образу жизни и приверженность ложным идеалам. В период перестройки, ускорения и гласности рок взяли в оборот, поделив его на мейнстрим (допустимый для широких масс и, соответственно, годный для тиражирования в официальных СМИ) и некий подпольный сегмент, сам факт существования которого – не то что факт деятельности! – продолжали замалчивать. Королями советского рок-андеграунда, о которых все слышали, но почти никто не видел воочию, стали панк-группы «Автоматические Удовлетворители» Андрея Панова и «Гражданская Оборона» Егора Летова. И даже не сами группы, а их лидеры, не появляясь в вычищенном до состояния стерильности официальном информационном пространстве, приобрели в молодёжной среде самый настоящий культовый статус. Лишь немногочисленные счастливчики, имевшие возможность читать независимую прессу (а появилась и такая) и посещать мероприятия, организованные региональными рок-клубами и молодёжными центрами, получали информацию в полном объёме. Широким слоям населения рок преподносили в изрядно отфильтрованном виде, заполняя недостающие жанровые прорехи камуфлировавшимися под рок-музыку эрзац-группами и эрзац-исполнителями, в творчестве которых форма всегда довлела над содержанием и лишь дискредитировала саму суть явления. Даже лирическую эстрадную королеву Софию Ротару и поп-группу «Мираж» костюмеры одевали в проклёпанные кожаные куртки и массивные шипованные напульсники, а почти в каждой бойкой песне имелось сочное соло на электрогитаре, исполняемое под фонограмму каким-нибудь лохматым и щедро припудренным эрзац-рокером. Не станем никого друг другу противопоставлять, упомянем лишь в качестве наиболее яркого примера возникший в интересующем нас сегодня 1989 году парадокс: по стране уже вовсю разъезжали с концертами самые радикальные отечественные рок-коллективы (включая наводившую ужас на комсомольских деятелей «Гражданскую Оборону»), народ имел возможность записывать и слушать плёнки с записями таких, по Высоцкому, «настоящих буйных», как Юрий Шевчук, Александр Чернецкий, Ник Рок-н-Ролл, московская группа «ДК» или ленинградский «Телевизор», а в это же самое время телеведущий Владимир Молчанов ценой титанических усилий пробивал на Центральном телевидении эфир для безвозмездно им снятого видеоклипа на песню Игоря Талькова «Россия», считавшуюся невероятно смелой и подрывающей устои из-за экспрессивного второго куплета:

Разверзлись с треском небеса, и с визгом ринулись оттудаСрывая головы церквям и славя нового царяНовоявленные иуды.Тебя связали кумачом и опустили на колени.Сверкнул топор над палачом, а приговор тебе прочёлКровавый царь, великий гений (читай – «великий Ленин»)Россия!

Тем не менее, даже в официальные СМИ изредка просачивалась информация о группах андеграунда в виде перепечатанных из независимой прессы статей и интервью. Скажем, был такой весьма прогрессивный по меркам своего времени ежемесячный журнал «Сельская молодёжь», в котором имелась рубрика «Рок-глобус». Именно там в августе 1988 года появился фрагмент интервью с лидером «Гражданской Обороны» Егором Летовым, снабжённый к тому же его фотографией. Это, собственно, было моё первое, заочное знакомство с Егором и его группой. Кстати, в той же «Сельской молодёжи» двумя годами позже в контексте концерта к 100-летию Нестора Ивановича Махно был опубликован материал об увенчанном легендами Свине и группе «А.У.» под заголовком «Анархия – мать порядка» (перепечатка из журнала «Урлайт»).

Что касается предыстории появления «Гражданской Обороны», о которой мы ведём сегодня речь, то начало ей было положено в 1982 году, когда 18-летний поэт и художник из Омска Игорь «Егор» Летов при помощи друзей собрал группу «Possev Verlag», вскоре переименованную в «Посев» — в честь запрещённого в СССР антисоветского общественно-политического журнала, издававшегося за рубежом. Будучи радикально настроенным хиппи, Летов не смог обойти стороной влияние панк-эстетики, что неизбежно передалось собратьям по творчеству и нашло отображение в исполняемой музыке, зафиксированной на первых альбомах «Посева». В 1984 году началось творческое сотрудничество Летова с Константином Рябиновым по прозвищу «Кузя Уо», и при этом развалился «Посев», на руинах которого была создана формация «ЗападЪ», где роль лидера Егор некоторое время делил с другим ярким омским панк-деятелем по имени Иван Морг. Когда «ЗападЪ» ожидаемо распался, Морг собрал группу «Иван Морг и Мертвяки», а Летов – «Гражданскую Оборону». Подходил к концу 1984 год – не самое радужное время для советского рока. Со следующего года история «Г.О.» началась в полный рост, то есть уже после двух первых альбомов группой заинтересовался КГБ, а Летова на три месяца упекли в психбольницу.

На снимке: Егор Летов в начале творческого пути

В марте 1986-го Егор из психушки вышел, но сразу же попал в опалу благодаря статье «Под чужим голосом», опубликованной той же весной в местной газете. Рисовался уродливый образ некоего фашиста, разгуливающего по Омску и рисующего на стенах домов огромные свастики, которые затем вынуждены, мол, закрашивать уставшие от постоянных вызовов маляры. В обстановке фактически полной общественной изоляции (кого-то из друзей попросту запугали, кого-то, как Кузю Уо, отправили в армию) буквально увешанному позорными ярлыками Летову удалось свести знакомство с местной группой «Пик & Клаксон», начав с ней плодотворное сотрудничество и через год на приобретённой аппаратуре записав у себя дома блок первых по-настоящему значимых альбомов. Весной 1988-го «Гражданская Оборона» оформилась как концертный состав, в который вошли: Егор Летов (бас-гитара, вокал), вернувшийся из армии Константин «Кузя Уо» Рябинов (гитара), Игорь «Джефф» Жевтун (гитара) и Аркадий Климкин (барабаны). На некоторых концертах того периода вместе с «Г.О.» выступали Олег «Манагер» Судаков и Янка Дягилева.

К началу 1989 года в активе группы «Гражданская Оборона» имелась уже целая россыпь магнитоальбомов с максимально комфортной для восприятия приверженцев пародийно-политизированного рока в стилистике упомянутой выше группы «ДК», предельно провокационной и упакованной в саунд авангардного поп-панка начинкой: «Поганая молодёжь», «Оптимизм», «Красный альбом» (в двух версиях, акустической и электрической), «Мышеловка», «Хорошо!!», «Тоталитаризм», «Некрофилия», «Так закалялась сталь», «Боевой стимул» и всенародно популярный «Всё идёт по плану». Приверженец сочного мелодизма и авангардного подхода к текстам, Летов оказался очень плодовитым хитмейкером, его песни разлетались на цитаты. Кроме того, в январе 1988-го был запущен параллельный студийный арт-проект под названием «Коммунизм» (и это не считая других проектов!), так что альбомография Летова & Co ширилась день ото дня, кочуя по домашним фонотекам. Вступив в Ленинградский рок-клуб, музыканты «Г.О.» свели тесное знакомство с группой «АукцЫон», записав на её репетиционной точке черновики нескольких новых альбомов, полноценная работа над которыми была проведена чуть позже в родном Омске. По традиции, всё записывалось единым блоком, а результатом стали положившие на лопатки своей первобытной мощью весь тогдашний отечественный рок-истеблишмент получасовые (как повелось канонически) релизы «Война», «Здорово и вечно», «Армагеддон-попс» и «Русское поле экспериментов». Саунд данной серии коренным образом отличался от всех предыдущих записей группы: это был режущий ухо дичайшим гитарным перегрузом подлинный гаражный панк-рок с элементами индастриала и трэш-метала: до «Обороны» в Союзе так немилосердно относительно стороннего восприятия ещё никто не пел и не играл. Что касается текстов, то в них во всём своём великолепии проступили постмодерн и пресловутый «депрессанс». На горизонте уже клубился и рокотал фатальный для миллионов неоперившихся душ смерч, и Летов, как настоящий художник, раньше многих почувствовал время тотального распада, став певцом этого распада. Не являясь, по сути, панком, Летов как поклонник американской психоделии 1960-х обрушил на своих слушателей нечто большее, нежели набор агрессивных песен с воспеванием суицида и всеобщей (в масштабах Вселенной, не меньше!) энтропии. Это было полученное им по секретным космическим каналам послание, адаптированное для приблизительного, больше эмоционального, нежели рационального понимания. На Западе схожим методом владели идеолог «The Doors» Джим Моррисон и покончивший с собой под пластинку Игги Попа фронтмен «Joy Division» Иэн Кёртис. А у нас был Егор Летов – художник, поэт-футурист, шаман, психонавт, интеллектуал, экспериментатор, меломан, панк-идол, мифотворец и провокатор в одном лице. И он даже не пел – ликующе рычал под леденящий скрежет гитарных аккордов:

Кто здесь самый главный анархист?Кто здесь самый хитрый шпиён?Кто здесь самый лютый судья?Кто здесь самый удалой господь?

Неба синь да земли конура.Тебя бензин да меня дыра.Пока не поздно—пошёл с ума прочь!Пока не поздно—из крысы прямо в ангелы.

На картинке – красная морковь.Поезд крикнул—дёрнулась бровь.Лишь калитка по-прежнему настежь,Лишь поначалу слегка будет больно.

Неба синь да земли конура.Тебя магазин да меня дыра.Пока не поздно—пошёл с ума прочь,Пока не поздно—из крысы прямо в ангелы.

Бери шинель—пошли домой.Бери шинель—пошли домой.Бери шинель—пошли домой.Бери шинель—айда по домам!

Неба синь да земли конура,Тебя магазин да меня дыра.Пока не поздно—пошёл с ума на хуй!Пока не поздно—из крысы прямо в ангелыШасть!Like a Rolling Stone!

Последнему альбому в перечне записанных в 1989-м, увенчанному заглавным эпическим треком протяжённостью 15 минут, было суждено стать вершиной дискографии «Г.О.» и одним из наиболее знаковых и бескомпромиссных альбомов в истории советской рок-музыки. Любитель мозаичной структуры (художественное сознание!), Летов составил трек-лист альбома таким образом, чтобы жёсткие номера перемежались с акустическими зарисовками («Как сметана», «Непонятная песенка»), а наиболее концентрированные по текстам песни чередовались с фактически народным творчеством, когда одна строчка пропевается по нескольку раз подряд и сразу же вгрызается в сознание (как характерный пример — «Лоботомия»). Количество же мультикультурных отсылок в конкретном песенном цикле достигло своего апогея, что поставило интеллектуала Летова в один ряд с почитаемым им до определённой поры Борисом Гребенщиковым. Уже через год после выпуска «Русского поля экспериментов», окрашенного, помимо зафиксированных в летовских песнях мрачных жизненных реалий конца 80-х, трагическими отголосками фатального прыжка из окна ленинградской квартиры гениального рок-барда Александра Башлачёва 17 февраля 1988 года и самоубийства новосибирского гитариста Дмитрия Селиванова, повесившегося вечером 22 апреля 1989 года, примотав шарф к трубе в здании НЭТИ, группа «Гражданская Оборона» прекратила существование в своём классическом виде, дав начало успешному психоделическому проекту «Егор и Оп##деневшие». Но до 1990 года нам всем нужно было ещё дожить, а резонанс от «Русского поля экспериментов» был настолько грандиозен, что студия «Колокол» при Московской рок-лаборатории ещё несколько лет только и успевала записывать всё новым поклонникам «Г.О.» этот и все предыдущие альбомы группы, включая записи проекта «Коммунизм», Янки Дягилевой, Манагера, Чёрного Лукича, Кузи Уо, Романа Неумоева и пр. И это был больше чем культ. К началу девяностых, когда я всерьёз зачастил в Старопанский переулок, где Рок-лаборатория базировалась, «Колокол» уже фактически являлся филиалом «ГрОб-студии» — настолько мощно разнеслась по Москве легенда о крутизне группы. Подростки буквально сходили с ума от яростных песен Егора Летова и творческого круга его тогдашних единомышленников. Плюс ко всему, это была столь вовремя подоспевшая альтернатива забронзовевшим отечественным рок-героям первого поколения!

Во многом именно благодаря «Гражданской Обороне» и персонально Егору Летову отечественный рок конца 80-х в известной мере радикализировался, очистился от налипшей за пять лет звучания в каждой парикмахерской и мастерской автосервиса скверны и дал новый, до той поры не принимаемый в расчёт вектор движения. Появились «Разные люди», «Э.С.Т.», «Монгол Шуудан», «Бахыт-компот», «Волосатое стекло», «Х#й забей», «НАИВ», «Сектор Газа» и куча других команд с непричёсанной, не встраивавшейся в мейнстримовый поток музыкой, а мэтры жанра по-новому взглянули на собственную миссию и в чём-то качественно изменились. Наступали лихие и прекрасные девяностые, окрашенные ржавыми оттенками гранжа, опутанные мрачной паутиной трэш-метала и накрытые с головой новой психоделической волной. Времена, столь хорошо предугаданные склонным к рискованным экспериментам Егором Летовым — задолго до их полномасштабного проявления.

ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА – «РУССКОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ» (1989). ССЫЛКИ И ДОКУМЕНТЫ:

Альбом «Русское поле экспериментов» для прослушивания (+ сопроводительная информация)

А.КУШНИР – «100 магнитоальбомов советского рока» («Русское поле экспериментов»)

ВИКИПЕДИЯ: альбом «Русское поле экспериментов»

История группы «Гражданская Оборона»

Е.ЛЕТОВ – «Я не верю в анархию». Дайджест публикаций 1989-1997 гг. (полный текст книжного издания)

Тексты всех песен группы «Гражданская Оборона» (источник – официальный сайт)

«РУССКОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ»

(Егор Летов)

Трогательным ножичком пытать свою плотьТрогательным ножичком пытать свою плотьДо крови прищемить добровольные пальцыОтважно смакуя леденцы на палочкеЦелеустремлённо набивать карманыМёртвыми мышатами, живыми хуямиШоколадными конфетамиИ нерукотворными пиздюлямиНа патриархальной свалке устаревших понятийИспользованных образов и вежливых словПокончив с собою, уничтожить весь мирПОКОНЧИВ С СОБОЮ - УНИЧТОЖИТЬ ВЕСЬ МИР!!

...вечность пахнет нефтью...вечность пахнет нефтью

Словно иней, сердобольный смехСловно иней, сердобольный смехСловно иней, сердобольный смехСлавно валится на...на...на РУССКОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

География подлостиОрфография ненавистиАпология невежестваМифология оптимизмаЗаконы гаубицы благонравияЗнатное пиршество благоразумияУстами ребёнка глаголет ямаУстами ребёнка глаголет пуля

...вечность пахнет нефтью...вечность пахнет нефтью

Мастерство быть излишним, подобно мнеМастерство быть любимым, подобно петлеМастерство быть глобальным, как печёное яблокоИскусство вовремя уйти в сторонкуИскусство быть постороннимИскусство быть постороннимНовейшее средство для очистки духовокОт задохнувшихся по собственной волеНовейшее средство для очистки верёвокОт скверного запаха немытых шейНовейшее средство находить виновныхНовейшее средство находить виновных

РУССКОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

За открывшейся дверью — пустотаЭто значит, что кто-то пришёл за тобойЭто значит, что теперь ты кому-тоПонадо-понадо-понанадобился

А снег всё идёт, а снег всё идётРусское поле источает снег

Иных хоронили в упаковке глазёнокИных хоронили в упаковке газет

А то, что на бойне умертвили бычка –На то всеобщая радость, всеобщая гордостьВсеобщая ненависть, всеобщая воляВсеобщая воля да всеобщая старость

Набить до отказа собой могилу –Это значит наследовать землюЧто же такое наследовать землю?Это значит исчерпать терпениеЧто и требовалось доказатьЧто и требовалось доказать

В дверной глазок — в замочную щельГениальные мыслишки — мировые войнушкиНеофициальные пупы землиЭмалированные части головных системИнстинктивные добровольцыВо имя вселенной и хлебной корочкиЛюди с большой буквыСлово «люди» пишется с большой буквы

Свастика веры стянула лицаВавилонская азбука налипла на пальцахИсторически оправданный методПожирания сырой землиЭто ли не то, что нам надо?!Это ли не то, что нам надо?!Это ли не то, что нам надо?!Да-да-да-да-да-да-да-да-да!!!

А поутру они неизбежно проснулисьНе простудились — не замаралисьНазывали вещи своими именамиСеяли доброе, разумное, вечноеВсё посеяли, всё назвалиКушать подано — честь по честиНа первое были плоды просвещенияА на второе — кровавые мальчики

Орденоносный господь победоносного мираЗаслуженный господь краснознамённого страхаПраведный праздник для правильных гражданОтточенный серп для созревших колосьев

Яма как принцип движения к СолнцуКашу слезами не испортишь, нет

Полные сани девичьим срамомПолные простыни ребячьим смрадомДевичьи глазки, кукушкины слёзкиА так же всякие иные предметы

Так кто погиб в генеральном сраженьиКто погиб в гениальном пораженииЗа полную чашку жалостиВ Сталинградской битве озверевшей похоти?

Самолёт усмехнулся вдребезгиВ бугорок обетованной землиСамолёт усмехнулся вдребезгиВ бугорок обетованной землицы

А свою любовь я собственноручноОсвободил от дальнейших неизбежных огорченийПодманил ее пряникомПодманил ее пряникомИзнасиловал пьяным жестоким ботинкомИ повесил на облачке, словно ребёнокСВОЮ НЕЛЮБИМУЮ КУКЛУСВОЮ НЕЛЮБИМУЮ КУКЛУСВОЮ НЕЛЮБИМУЮ КУКЛУСВОЮ НЕЛЮБИМУЮ КУКЛУ

Словно иней, сердобольный смехСловно иней, сердобольный смехСловно иней, сердобольный смехСлавно валится на...на...на РУССКОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

...Вечность пахнет нефтью.

rock-meloman.livejournal.com

» Летов Егор ГрОб ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА

1980-е

Егор Летов занялся музыкальной деятельностью в начале 1980-х годов в Омске, сформировав в 1982 году вместе со своими единомышленниками рок-группу «Посев», названную в честь общественно-политического журнала НТС, а в ноябре 1984 года — рок-группу «Гражданская оборона», также известную публике под аббревиатурами «ГрОб» и «ГО». Эту же аббревиатуру Егор Летов использовал для названия своей домашней студии («ГрОб-студия»). «Гражданская оборона» становится популярной за пределами Сибири. В конце 1985 года с группой началась борьба со стороны властей, в отношении Егора Летова и его группы осуществлялись политические репрессии. Поздней осенью 1985 Летова отправили на принудительное лечение в психбольницу. Там Летов пробыл с 8 декабря 1985 по 7 марта 1986 года.В 1987—1989 годах Егором Летовым и его соратниками был записан целый ряд альбомов «Гражданской обороны»: «Красный Альбом», «Хорошо!!», «Мышеловка», «Тоталитаризм», «Некрофилия», «Так закалялась сталь», «Боевой Стимул», «Всё идёт по плану», «Песни радости и счастья», «Война», «Армагеддон-Попс», «Здорово и вечно», «Русское поле экспериментов». В те же годы записывались альбомы проекта «Коммунизм», началось сотрудничество Летова и Янки Дягилевой.

Несмотря на полуподпольность существования музыкантов и «ГрОб-студии», к концу 1980-х и особенно в начале 1990-х годов они получили широкую известность в СССР, преимущественно в молодёжных кругах, по некоторым оценкам поклонниками группы стали сотни тысяч человек. По оценкам критиков, творчество Летова отличается мощной энергетикой и подачей материала, необычным, самобытным звуком, живым и простым ритмом, нестандартными текстами, своеобразной грубоватой и вместе с тем изысканной поэзией и языком.

1990-е

В начале 1990-х годов Егором Летовым, к тому времени прекратившим концертную деятельность «Гражданской обороны» и объявившем о роспуске группы, в рамках психоделического проекта «Егор и Опи…евшие» записаны альбомы «Прыг-скок» (1990) и «Сто лет одиночества» (1992), являющиеся одними из наиболее популярных его альбомов. В 1993 году Летов вновь собирает «Гражданскую Оборону» для концертной и студийной деятельности. В этот же период он становится одним из лидеров национал-коммунистического рок-движения «Русский прорыв», ведёт активную гастрольную деятельность. В 1994—1998 годах Егор Летов поддерживал Национал-большевистскую партию и имел партбилет с № 4. В 1999 году отправился в тур в поддержку Виктора Анпилова на выборах в Госдуму.В 1995—1996 годах Егор Летов записал ещё два альбома: «Солнцеворот» и «Невыносимая лёгкость бытия», вновь в составе группы «Гражданская оборона». Оба альбома были выпущены в 1997 году.

2000-е

В 2002 году вышел альбом «Гражданской обороны» «Звездопад», целиком составленный из известных советских песен в авторском прочтении Егора Летова, а также выпущен альбом «Егора и Опизденевших» «Психоделия Tomorrow». В феврале 2004 года Егор Летов официально открестился от любых, в том числе националистических, политических сил. В 2004—2005 годах вышли два новых альбома группы — «Долгая счастливая жизнь» и «Реанимация», появление которых вызвало новую волну интереса к «Гражданской Обороне», как среди широкой публики, так и в прессе. В это же время появились переиздания альбомов «Солнцеворот» и «Невыносимая лёгкость бытия», которые были пересведены и выпущены под новыми названиями «Лунный переворот» и «Сносная тяжесть небытия» соответственно. В мае 2007 года вышел альбом «Зачем снятся сны?», ставший последним альбомом группы. Впоследствии этот альбом был назван Егором Летовым лучшим.

Смерть

Скоропостижно скончался в Омске 19 февраля 2008 года в 16.57 по местному времени в 43-летнем возрасте, по первоначальной версии причиной смерти стала остановка сердца, хотя позже появилась другая версия: острая дыхательная недостаточность, развившаяся от отравления алкоголем, но это было опровергнуто женой музыканта Натальей и остальными участниками группы. На сайте «Гражданской обороны» было опубликовано, что Егор Федорович умер от остановки сердца. Похоронен в Омске на Старо-Восточном кладбище, рядом с могилой матери.

Личная жизнь

Во второй половине 1980-х годов подругой Егора Летова была Янка Дягилева. С 1991 по 1997 год Летов находился в гражданском браке с подругой Янки и участницей записи некоторых альбомов различных проектов Егора Анной Волковой. В 1997 году Летов знакомится с Натальей Чумаковой, которая стала впоследствии бас-гитаристкой «Гражданской обороны» и вступила с Егором в официальный брак. Детей у Егора Летова не было.

legav.ru


Смотрите также